Разрешение на обработку персональных данных - доверенность на управление?

Разрешение на обработку персональных данных - доверенность на управление?

Президент ветировал закон "О внесении изменений в Закон "О защите персональных данных". Экспертное мнение.

Президент Украины Виктор Янукович ветировал Закон "О внесении изменений в Закон Украины "О защите персональных данных". Закон возвращен в Верховную Раду с предложениями Президента 24 октября.

Ранее представители церквей и религиозных организаций (ВСЦиРО) обратили внимание на то, что Закон «О защите персональных данных» и практика его применения не должны нарушать права людей на свободу вероисповедания и фиксировать в базах данных их отношение к религии.

Проект «УНИАН-Религии» попросил эксперта в сфере налогообложения Олега Щербанюка помочь разобраться в сути Закона "О внесении изменений в Закон Украины "О защите персональных данных" и в поправках, предложенных Президентом.

Эксперт в сфере налогообложения Олег Щербанюк

ЗАКОНЫ НЕ ДАЮТ ПРАВА ТРЕБОВАТЬ СОГЛАСИЕ НА ОБРАБОТКУ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ. И НЕ ОБЯЗЫВАЮТ СОГЛАШАТЬСЯ

- Понятие «обработка персональных данных» введено с начала 2011 года с вступлением в действие Закона Украины № 2297-VІ от 01.06.2010 г. «О защите персональных данных». Заметим, что законодательное регулирование того, что мы называем «обработкой персональных данных», впервые введено Законом Украины №2657-ХІІ «Об информации» от 2 октября 1992 года, где в статье 11 определено: «Запрещается сбор сведений о лице без его предварительного согласия, за исключением случаев, предусмотренных законом».

Дополнительно та же норма вошла и в статью 32 Конституции Украины в 1996 г., согласно которой: «Не допускается сбор, хранение, использование и распространение конфиденциальной информации о лице без его согласия, кроме случаев, определенных законом, и только в интересах национальной безопасности, экономического благосостояния и прав человека».

До 2011 года согласия людей на использование личной информации не требовали - ни на работе, ни в учебных заведениях, ни в государственных учреждениях. Что было оправдано, так как и учебные заведения, и государственные учреждения, и предприятия используют информацию о человеке только в случаях, предусмотренных законом, которым определяются и цели использования информации, и необходимый объем этой информации.

С введением в действие Закона Украины № 2297-VІ от 01.06.2010 г. «О защите персональных данных» в правовом регулировании этого вопроса кардинальным путем ничего не изменилось. Согласно п.6 ст.6 Закона Украины № 2297-VІ от 01.06.2010 г. «О защите персональных данных», «Не допускается обработка данных о физическом лице без его согласия, кроме случаев, определенных законом, и только в интересах национальной безопасности, экономического благосостояния и прав человека», как и было ранее.

У нас же всюду начали требовать согласие на обработку персональных данных, причем в ультимативной форме: не дадите согласие - не получите диплом, или не дадите согласие на обработку персональных данных - не будем делать операцию…

И, это при том, что, с одной стороны, ни один Закон Украины не дает никому права требовать согласие на обработку персональных данных, а с другой стороны, ни один Закон Украины не обязывает человека давать согласие на обработку персональных данных. В результате такого абсолютно незаконного шантажа, почти все граждане уже дали согласие на обработку персональных данных.

Если перевести термины закона на понятный нам язык бытового общения, то увидим следующее: согласно ст.2 «персональные данные - сведения или совокупность сведений о физическом лице, которое идентифицировано или может быть конкретно идентифицировано», или, другими словами, любая информация о человеке, и там же «обработка персональных данных - любое действие или совокупность действий, ... связанные со сбором, регистрацией, накоплением, хранением, адаптацией, изменением, обновлением, использованием и распространением (распространением, реализацией, передачей), обезличением, уничтожением сведений о физическом лице» или любые операции с информацией".

Таким образом, согласие на обработку персональных данных - это согласие на осуществление любых операций с любой информацией о человеке. В первую очередь это необходимо при введении биометрических документов.

В бесконтактном электронном носителе, как он определен Законом (для простоты и ясности дальнейшего изложения вместо аббревиатуры этого устройства используем термин «чип»), предусматривается хранение и использование для абсолютно любых целей всей доступной на момент введения закона в силу информации, с последующим накоплением и расширением последней. А такие манипуляции не предусмотреть ни одним законом. Ну не принимать же закон о постоянном тотальном контроле за гражданами по средствам сбора и манипуляций полной информации о человеке для целей удобств комфорта и реализации конституционных прав граждан.

Потому с населения собрано письменное согласие и одобрение самого полного использования информации. Что делает возможным введение документа, удостоверяющего личность, содержащего полную информацию о человеке. Причем сам человек считать ее не сможет, зато дистанционно ее сможет считать чиновник, злоумышленник или кто-либо, имеющий необходимое оборудование.

Вариаций с информацией может быть огромное количество, потому нет никакого смысла даже пытаться их перечислять, важно другое - используя Закон о защите персональных данных в качестве предлога, собраны и продолжают собираться подписи под согласием на манипулирование человеком посредством его персональных данных.

ЗАВЕТИРОВАННЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ НЕ ИЗМЕНЯЮТ СУТЬ ЗАКОНА

Заветированые Президентом изменения в Закон о защите персональных данных имели целью концентрации в руках службы защиты персональных данных вопросов, относящихся к стандартизации инструментов информационного пространства и создание предпосылок для осуществления функций сертификации средств обработки и хранения информации. Такие функции для данной службы несвойственны, на что и указал Президент.

Кроме того, на данный момент уже существуют структуры, осуществляющие данные функции. В отношении основного назначения Закона следует заметить, что заветированые изменения коренным образом никак не меняют его сущности. Сама практика защиты персональных данных пришла к нам с Запада, потому небезынтересным будет узнать отношение к этому вопросу там.

В 2005 году был составлен документ «Заключение Европейской группы по этике в науке и новых технологиях для Европейской комиссии № 20 от 16.03.2005», где в абзаце 6 п.6.1, в частности, говорится: «Каждое вмешательство в тело, каждая операция по обработке персональных данных должны быть расценены как связанные с телом в целом, с индивидуумом, который должен уважаться в его физический и психической целостности. Это - новая всесторонняя концепция индивидуальности и ее перевод в реальный мир предполагает право на полное уважение к телу, которое является в настоящее время и физическим, и электронным...

Мы должны иметь дело с обеими технологиями: восстановления способностей и улучшения способностей, умножения дружественных телу технологий, которые могут развивать и изменять концепцию заботы о теле, возвещая появление «киборгов» - постчеловеческого тела. «В наших обществах тело – это сырье, которое может моделироваться в зависимости от условий окружающей среды». Возможности применяемых конфигураций несомненно увеличиваются, равно как и политических средств, нацеленных на управление телом посредством технологий.

Откровенное сведение нашего тела до устройства не просто увеличивает уже наметившуюся тенденцию в сторону ускоренного превращения его в инструмент, обеспечивающий постоянный надзор за индивидуумами. В самом деле, индивидуумы лишаются права владения своими телами и вследствие этого теряют и свою самостоятельность. Тело, в конечном счете, оказывается под контролем других. Чего ждать личности после лишения права владения собственным телом?»

Шантаж, к которому в данный момент прибегают многие структуры, для получения согласия на обработку персональных данных, вполне обоснован, если взглянуть на это вопрос именно с Европейской точки зрения.

В этом свете несложно разглядеть, что согласие на обработку персональных данных превращается в генеральную доверенность на управление собой. И для реализации такой задачи необходимы технические средства, позволяющие в той или иной степени осуществлять такое управление. Одним из основных элементов этой системы является биометрический документ, удостоверяющий личность. Но тема биометрических документов требует более детального и рассмотрения.

Как сообщал «УНИАН-Религии», Украинская православная церковь обратилась к Президенту Украины с просьбой также ветировать Закон о едином государственном демографическом реестре и электронных паспортах.

В письме предстоятеля УПЦ митрополита Киевского и всей Украины Владимира к Виктору Януковичу, Блаженнейший отметил, что в киевскую митрополию УПЦ "поступают многочисленные обращения верующих с требованием не допустить введение в действие этого закона".

В этих обращениях говорится о том, что он "нарушает право граждан на приватность, которое гарантировано в ст. 32 Конституции Украины".

"Кроме того, беспокойство православных верующих вызывает возможность вмешательства в их личную жизнь, которую создает Закон №10492. Авторы обращений указывают, что закон №10492 не во всем согласовывается с требованиями закона о защите персональных данных (№ 4452-VІ)", – говорится в письме.

Статья 16 указанного Закона предусматривает, что "людям, которые по своим религиозным убеждениям отказываются от внесения информации в бесконтактный электронный носитель, который имплантирован в соответствующие бланки документов, оформление и выдача таких документов осуществляются в порядке, установленном действующим законодательством Украины".

"Однако, к сожалению, в законе никак не прописан порядок отказа граждан от внесения их персональной информации в бесконтактный электронный носитель. Поэтому норма о таком отказе носит исключительно декларативный характер", – утверждает УПЦ.

Поэтому митрополит от лица церкви просит президента наложить вето на Закон №10492.
"Этот Закон несет в себе угрозу ограничения базовых прав человека. Считаю, что вопрос о целесообразности создания в Украине единого демографического реестра нуждается в дополнительном изучении. Известно, что многие заграничные страны отказались от введения подобных реестров", – подчеркнул митрополит Владимир.

Мария Проскура - для "УНИАН-Религии"
 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter