Письма русскому брату из Израиля. 7 дней, 7 ночей… Письмо первое.
Письма русскому брату из Израиля. 7 дней, 7 ночей… Письмо первое.

Письма русскому брату из Израиля. 7 дней, 7 ночей… Письмо первое.

10:41, 22.07.2013
5 мин. 8

Верю, что не может Господь оставить людей этой земли, которую обходил Своими ногами. Он сохранил им прекрасную страну разве для войн?..

Тяжело порой русскому человеку писать письма о путешествии. Что может удивить русского брата, по привычке все еще считающего границы своей страны «советским метром»? Тем более, если речь об Израиле – родной и святой для христианина земле. Хотя… Все зависит от восприимчивости путешествующего лица.

Вот Генрих Гейне прошелся пешком каких-то 18 верст от Мюнхена до Генуи, а сатиризма и впечатлений пережил на 120 страниц убористой прозы, или Джером К.Джером, превративший сплав по Темзе в уморительно смешную историю трех друзей. А какой-нибудь южанин проделает целых 1000 верст, завернувшись в шубу, и носа не высунет на свет Божий – мороз. А спросишь у такого южанина, что он видел в путешествии, ответит, как писала Надежда Тэффи, «вся увиденная страна пахнет собакой, крашенной под енота». Потому, что воспринял он только собственный воротник.

Но настоящий, серьезный путешественник должен, прежде всего, любопытствовать, чтоб впечатлиться не своим воротником и не книжными пересказами. И если относиться к этой задаче серьезно, то сколько полезного можно извлечь даже из маленького 7-дневного путешествия по Израилю, в которое мы, киевские журналисты, благодаря Министерству туризма Израиля (www.goisrael.ru) и авиакомпании Эль Аль (www.elal.co.il), при содействии Паломнического центра УПЦ,  отправились накануне праздника Пасхи.

О любопытном увиденном – брату в письмах.

ПИСЬМО ПЕРВОЕ

Дорогой брат! Доброго времени суток.

Столько лет путешествие на Святую Землю было лишь приятнейшею мечтой моего воображения. Не в восторге ли я молча воскликнула: слава Тебе, Господи, я еду?! Сколько времени ни о чем не думалось, кроме поездки. И вдруг в само утро поездки стало так грустно – меня задержат на таможне, все улетят, а я опоздаю, наш самолет разобьется, и я не достигну стен Иерусалима, в конце концов, мои испорченные «ютубовскими» роликами о нестабильной ситуации в Израиле глаза породят разочарование…

Но опасения не оправдались – мы уже в Тель-Авиве. Как серьезные путешественники, стали любопытствовать и доставать вопросами нашего гида, к слову, интеллигентейшего ленинградского еврея, в первые же минуты пребывания здесь. «А что это за рыба, а что за соус? А перед нами море? Или здесь нет моря?» - «Конечно, здесь нет моря. А если и есть, то это море Лаптевых…».

Почувствовали себя блондинками. Познакомились с местной кухней (к слову, обязательно закажите креветки в соусе, это просто, как делает мой пес в таких случаях, плям-плям).


Увидели море – оно оказалось Средиземным – и порт в Яффо (сейчас часть Тель-Авива, а некогда древнейший город), где Персей освободил Андромеду:

- Я — сын Зевса, Персей, убивший обвитую змеями горгону Медузу. Отдайте мне в жены вашу дочь Андромеду, и я спасу ее..;
откуда в путь отправился пророк Иона:

И было слово Бога Ионе Бен Амитай такое: Встань, иди в Ниневию, город большой, и вскричи ему, ибо поднялось зло его передо мной. И встал Иона, чтобы бежать в Таршиш от лица Бога, и пришел в Яфо, и нашел корабль, идущий в Таршиш, и дал плату за него, и взошел на него, чтобы плыть в Таршиш от лица Бога… И предуготовил Бог рыбу большую проглотить Иону… (Книга от Ионы 1);

где было видение апостолу Петру, там до сих пор можно увидеть дом кожевника Симона, приютившего Петра (Деяния Апостолов 9), и который даже успел взять в осаду Наполеон.

На дом Симона, кстати, и сейчас можно посмотреть – правда, сквозь замочную скважину, там поныне живет семья, но к коже никакого отношения не имеют. Ну, не буду углубляться. «Пройдусь по абрикосовой, сверну на виноградную и на тенистой улочке я постою в тени…» - в голове так и звучала эта песня, пока мы прогуливались по тенистым улочкам Яффо.

Здесь удивительно голосистые птицы, всюду преследуют ароматы трав и цветов, в квартале художников, прям на стенах домов, развешены картины (никто их не снимает и не тащит в свой дом), а на одной тенистой улочке - «древо жизни». Растет в воздухе. Интересно, если его потереть, что будет? Я потерла, признаюсь, жду чуда ;)


Тут мы, на Средиземном побережье, встретили первые еврейские закат и рассвет. Ой, вэй! Как пел Розенбаум, «солнце, вэй, садится на закате дня, но оно еще родится…».


На улицах становилось все пустыннее, ощущение, будто город засыпал. Нет, по слухам, здесь так-то кипит ночная жизнь – клубы и все такое, просто начинался шаббат… Говорят, даже зажигать и гасить огонь нельзя. И много еще чего нельзя – короче говоря, существует 39 видов запрещенных в субботу работ. Да, наши мамы здесь бы явно были злостными нарушителями. То их тянет постирать обязательно перед ливнем с грозой, то погладить на Благовещение, а здесь… Что б они делали? :)

…Глядя на эту землю, как никогда, мне становятся понятны слова из благодарственного акафиста «Слава Богу за все»:

Слава Тебе в тихий час вечера,
Слава Тебе, излившему миру великий покой;
Слава Тебе за прощальный луч заходящего солнца;
Слава Тебе за отдых благодатного сна;
Слава Тебе за Твою благость во мраке, когда далек весь мир;
Слава Тебе за умиленные молитвы растроганной души;
Слава Тебе за обещанное пробуждение к радости вечного невечернего дня;
Слава Тебе, Боже, во веки…

Верю, что не может Господь оставить людей этой земли, которую обходил Своими ногами. Он сохранил им прекрасную страну, разве для войн?..

Ну, с миром.

Крепко жму руку, брат. Бог в помощь.

Ольга Мамона для "УНИАН-Религии". Фото автора.

Продолжение следует...
 

Новости партнеров
загрузка...
Мы используем cookies
Соглашаюсь