Понедельник,
21 августа 2017
Наши сообщества

35 батарея. Мученики за Отечество. Письма с того света.

"Уваркин дал сухарь, я его жадно сгрыз и захотел пить, спустился к воде, отодвинул трупы и напился..." Записки о последних 12 днях обороны Севастополя. ФОТОРЕПОРТАЖ.

Город-герой Севастополь был освобожден 69 лет назад, 9 мая 1944 года, ровно на год раньше полной Победы. Бои за город шли всего 5 дней. 12 мая 1944 года в районе батареи №35 капитулировали последние немецкие солдаты.

Оборона же Севастополя была кровопролитной, длилась 250 дней и не прекращалась после эвакуации командного состава еще 12 дней.

К началу Великой Отечественной войны Севастополь был самой неприступной крепостью в мире. Так говорил о городе командующий 11-й немецкой армией генерал-полковник Эрих фон Манштейн, завоевавший его летом 1942-го.

Он писал: «В целом во второй мировой войне немцы никогда не достигали такого массированного применения артиллерии, как в наступлении на Севастополь».

Скалы Херсонеса. Май 1944 г. Картина.

Наступление фашистов на Кавказ и Волгу развивалось стремительно. Севастополь был объявлен осажденным 29 октября 1941 года.

«Они сказали, что город сдан. Но мы там были. Мы продолжали сражаться. Мы не сдались. Пока вы нас помните, мы живем».

27 июня 1942 года в Стрелецкую бухту прорвался последний надводный корабль - лидер эсминцев "Ташкент". Он вывез полотно Панорамы "Оборона Севастополя" Франца Рубо и часть раненых. Подводные лодки уже не могли снабжать город. В 30 июня фашисты прорвали оборону на Ялтинском направлении. В последнем штурме превосходство немцев в живой силе и технике по некоторым данным было двукратным, а превосходство в авиации - десятикратным.

35-я батарея состояла из двух 305-мм башенных установок из двух орудий. Каждый снаряд весил более 450 кг,  дальность стрельбы превышала 40 км. Башни поворачивались на 360 градусов, ведя круговой обстрел. 35-ая батарея предназначалась для защиты города с моря, но во время войны пригодилась для обороны с суши и долгое время позволяла контролировать подходы к городу.

Батарея №35, пост горизонтального наведения, 1942 год.

С 24 июня 1942 года с кровопролитными боями войска и жители города отступали на мыс, к 35-й береговой батарее, последнему рубежу обороны.

В первые дни после сдачи города, фашистами было расстреляно более 3,5 тысяч мирных жителей, укрывавшихся в Инкерманских штольнях и в Троицком тоннеле.

Для уничтожения Севастополя немцами в Крым было доставлено сверхтяжелое орудие «Дора». Калибр - 800 мм, вес - 1350 тонн, минимальная дальность стрельбы - 25 км.

Гитлеровцы оттесняли защитников города к морю, каждый метр Херсонесского полуострова был залит кровью.

Фотография на фоне портрета Сталина была сделана в Ленинской комнате 35-й батареи в 1941-м году.

30 июня 1942 года вице-адмирал Ф.С. Октябрьский отправил народному комиссару ВМФ донесение о невозможности удержать Севастополь. Он просил эвакуировать штаб, так как, по его словам, сил хватало лишь на ведение уличных боев.

"Противник прорвался с Северной стороны на Корабельную сторону. Боевые действия протекали в характере уличных боев. Оставшиеся войска устали (дрогнули), хотя большинство продолжает героически драться. Противник усилил нажим авиацией, танками. Учитывая сильное снижение огневой мощи, надо считать, в таком положении мы продержимся максимум 2—3 дня. Исходя из данной конкретной обстановки, прошу Вас разрешить мне в ночь с 30 июня на 1 июля вывезти самолетами 200—500 человек ответственных работников, командиров на Кавказ, а также, если удастся, самому покинуть Севастополь, оставив здесь своего заместителя генерал-майора Петрова".

Вечером 30 числа Военный совет получил от наркома Н.Г.Кузнецова положительный ответ на просьбу командования об эвакуации.

1 июля Севастополь был сдан, взорваны погреба боезапаса, 1 и 2 первая башни 35-й батареи.

Ночью 1 июля основной командный состав был эвакуирован на самолетах и подводных лодках. Очевидцы утверждают, что бегство было позорным. А наблюдать за низменными человеческими качествами некоторых командиров и комиссаров было для защитников и жителей Севастополя унизительным зрелищем. Но главное - это бегство отнимало у людей надежду, опускались руки.

Для дальнейшей обороны города был оставлен, по всей видимости, менее нужный командованию, командир 109-й стрелковой дивизии, генерал П.Г. Новиков. Перед ним стояла задача сражаться до последнего и уйти в горы.

В свою очередь, Новиков сообщил: "Принимая командование, я уже не имел связи, все было в движении. Оборона в самом городе не намечалась. Все мои попытки организовать сборные части не привели ни к чему. Мне со своим штабом было приказано уйти на кораблях".

Оставшиеся командиры организовывали группы, отряды, и под крики «Ура» и стрельбу из личного оружия, поднимались в рост, пытаясь бить врага.

К 35-й батарее, стягивались остатки войск, уцелевшие бойцы и мирные жители, бежавшие от оккупации.

Еще 12 дней люди вели героическую оборону 35-й батареи. Силы защитников иссякли, не было воды, большинство боеприпасов было уничтожено командованием при отступлении.

4 июля 1942 года на страницах газеты «Правда» Совинформбюро сообщило о том, что по приказу Верховного Командования Красной Армии 3 июля 1942 года советские войска оставили город Севастополь.

"Советские войска потеряли с 7 июня по 3 июля 11.385 человек убитыми, 21.099 ранеными, 8.300 пропавшими без вести, 30 танков, 300 орудий, 77 самолётов. Бойцы, командиры и раненые из Севастополя эвакуированы", - сообщала газета Правда. При этом, последнее было самой наглой ложью. На самом деле в городе на верную гибель, по некоторым данным, было оставлено до 80 тысяч защитников и мирных жителей.

Бои продолжились в казематах 35-й батареи, где собрались самые отчаянные воины-освободители и жители города.

На месте 35-й батареи создан мемориальный комплекс и пантеон, куда внесены известные имена защитников Севастополя.

К сожалению, подробные события и сведения о подвигах защитников Севастополя навсегда останутся неизвестными страницами истории. О том, что происходило летом 1942-го достоверно известно лишь из записок матросов и солдат, которые держали оборону Севастополя в последние дни. Содержание записок ныне доступно для ознакомления в музейном комплексе "35 батарея".

Большинство помещений 35-й батареи повреждены взрывами и недоступны для обзора.

По словам благочинного Севастопольского округа протоиерея Сергея Халюты, многие солдаты просили товарищей о смерти, просили их пристрелить. Они заходили в воду становились в круг и пускали пули друг другу в голову. Другие умирали от недостатка воды или от того, что пили морскую воду, мочу, и у них отказывали почки. Те, кто остался в катакомбах завода шампанских вин - пили шампанское.

Записка неизвестного героя:

За время боёв 1 июля вышла из строя почти половина личного состава. Мы были истощены, у нас не было продовольствия, пресной воды, пили морскую, да и ту трудно было достать днём на линии огня. Мы вновь заняли оборону. Без сна, без пищи расстреливали последние патроны, и всё же весь день 3 июля сдерживали натиск врага. Ночью ждали корабли, но они не пришли.

Уничтоженная башенная орудийная установка №1 35-й береговой батареи Севастополя.

01.07.1942 г. Старшина 1-й статьи И. И. Карякин:

1 июля участвовал в организованной атаке, где были собраны все способные носить оружие из остатков разбитых частей, половина из которых были раненые в бинтах. Поддерживал атаку счетверенный пулемет. Он стрелял длинными очередями. Немцы отошли. Затем контратака выдохлась, и все возвратились назад к берегу в ожидании «эскадры», которая якобы ночью должна подойти и забрать всех оставшихся, как обещали командиры.

Госпиталь 35-й батареи. В помещении сохранилась плитка тех лет. Здесь проводили операции, боролись за жизни раненых.

02.07.1942 год. Член группы особого назначения ЧФ В. Е. Турина:

Внизу у берега моря бойцы роют лунки для поступления в них соленой воды, которую они и пьют, утоляя жажду.
Раненых скопилось в Камышовой и Казачьей бухтах более 18 тысяч человек.

Над всеми нами открыто летал вражеский самолет. Не спеша, медленно, на бреющем полете, не стреляя. Наши из винтовок палили по нему, и все бесполезно… А какой-то моряк стрельнул по нему из противотанкового ружья, и самолет бултыхнулся в море на глазах у всех. Ликованье наших бойцов было неописуемое! Забылось на какое-то время наше безысходное положение.

 

При обороне Севастополя наши войска потеряли по разным данным - от 150 тыс. - до 200 тыс. человек - убитых, умерших от ран и пропавших без вести, и 45 тыс. - раненых.

03–04.07.1942 год.

Краснофлотец М. Д. Голубок, командир 4-го зенитного орудия:

…сказали, кто может идти, идите на 35 батарею. Остальных несли. Командир Лимонов с перебитой ногой тоже там был. У комиссара Кутузова было обожжено лицо. Мы три вечера возле батареи сидели под скалами, стрелять было нечем. Мы сидели и кричали «Ура!» Помню, когда нас выгнали из-под скалы, один моряк кинулся в полуразрушенный ангар для самолетов возле маяка, а там был пулемет, он открыл в упор огонь по фашистам, но те его схватили, потом в упор тоже из пулемета расстреляли.

Лейтенант С. Н. Гонтарев, адъютант 3 дивизиона:

Слышал, что полковник Пискунов руководит обороной на участке. Отбирали всех здоровых. Одних раненых отправили к маяку, других к берегу, третьих в 35 ББ. Часовые были расставлены на спусках к берегу Херсонесской бухты. Утром увидел Пискунова и Ященко из 95 СД. «Какая армия погибает!» — сказал Пискунов. «Такую армию за год не подготовишь», — ответил Ященко. «Такую армию и за десять лет не подготовишь», — Пискунов.

Плитка военных лет.

05.07.1942 год. Лейтенант медицинской службы В. И. Лучинкина:

Было уже 5 или 6 июля, и надежда на корабли была потеряна. После очередной попытки прорваться к партизанам мы решили закопать наши партийные и комсомольские билеты. Нас было пятеро. Было решено: каждый из нас застрелится, чтобы не попасть в плен. Выстрелов я не слышала из-за контузии.

Авиамеханик В. Н. Фокусов:

Мы постоянно с 5 июля пытались прорваться к партизанам, но не было оружия. Мы забежали в столовую аэродрома, нашли сахар-песок, забрали его с собой и пошли под скалы в районе аэродрома. Там было много раненых, стоны, крики, огромная масса людей. Ждали корабли, но потом поняли, что нас бросили на произвол судьбы. Ужасно мучил голод, но особенно жажда. Пили морскую воду и разбавляли ее сахаром.

06.07.1942 год. Лейтенант Б. А. Кубарский:

Уваркин дал сухарь, я его жадно сгрыз и захотел пить, спустился к воде, отодвинул трупы и напился. Лежу в пещере. Вижу раздавленного камнями человека, но мне все равно. Рука распухла, шевелиться больно. Рядом сидел сержант, взял автомат и выстрелил себе в лоб. Я тоже хотел из ТТ, но Уваркин отобрал и убил немца.

Капитан З. Г. Олейник:

…и вдруг на высоте в районе 35 ББ поднялись двое, держа в руках белое полотнище, смастеренное, видимо, из разорванной нижней рубахи. Но пока наш неугомонный сержант, кроя на чем свет стоит предателей, разворачивал в их сторону пулемет, с разных сторон раздалось несколько коротких очередей из автомата, и трусы вместе со своей позорной тряпкой рухнули на землю. И тут же несколько бойцов, укрепив на штыке винтовки небольшую, красную от крови полоску, воткнули винтовку в землю, и этот необыкновенный флаг затрепетал на легком ветру.

07.07.1942 год. В. А. Лубенов, начальник МПВО Корабельной стороны:

Осажденные разместились в помещении главного боезапаса (35 ББ). На батарее был обнаружен склад продовольствия, где был рис, мука, хлеб и крупы. Но пресной воды на батарее почти не было. Немного ее оказалось в котле, но ее давали только раненым.

Ночью спускались по штормтрапу на берег (от 1 башни) и приносили ведрами морскую воду. Давали по кружке, варили на бездымном порохе рис с сахаром и тоже давали по кружке. Спасли в вентиляционных ходах. Утром 7 июля подошли два немецких катера и открыли огонь. Снаряды рикошетировали и рвались в толпе, спешившей укрыться в коридоре и складе боезапаса. Немцы подставили выдвижные лестницы. Мы забросали их гранатами. Немцы отошли на катера. Погибли 33 человека.

Через этот выход в 1942-м эвакуировался штаб севастопольского оборонительного района.

В кают-кампании батареи, состоялось последнее объединенное заседание Военных советов СОР и Приморской армии, по результатам которого было принято решение об окончании обороны Севастополя и эвакуации ТОЛЬКО командного состава.

08–12.07.1942 год. Краснофлотец С. И. Филиппенко, радист штаба ПВО:

Нет воды, продовольствия, медицины, боеприпасов, нет командиров, а оставлять последний севастопольский клочок земли мы все равно не собирались. За 5-7 метров из-за гари и пыли друг друга не видно было. Все, кто там был, не просто герои — они богатыри.

Сооружения батареи имеют два выхода к морю. Их назначение - эвакуация личного состава, забор воздуха в систему вентиляции, выпуск канализационных и сточных вод.

Краснофлотец Я. И Болдескул, метеоролог 35 ББ:

12.07.1942 г. утром со стороны Балаклавы в кильватер через один шли три торпедных немецких катера и четыре лодки с пулеметами на носу. Когда они оказались напротив батареи, то развернулись во фронт и пошли на нас, раненых и обессиленных. Не доходя до берега метров 100–150, остановились и предъявили нам ультиматум: в случае хотя бы одного выстрела по ним они пустят торпеды, чтобы нас уничтожить.

Подземная патерна, длинной 450 метров, вела на причал.

Обессиленные люди оставались в патернах батареи и оказывали сопротивление до самой смерти.

Н. Л. Анишин, штаб 95 СД ПА:

Когда нас вывели на берег, то перед строем пленных вышел немец и произнес короткую речь, если ее можно так назвать. Он сказал: «Немецкое командование вас милует, потому что вы храбро сражались». Так с достоинством охарактеризовал он нас, защитников Севастополя, но в родном Отечестве мы оказались в немилости.

Остатки причала, откуда ушла подводная лодка с командным составом. Позже причал обрушился под толпой отчаявшихся людей, до последнего надеющихся на эвакуацию. Разочаровавшись, они выбегали к морю, чтобы набрать хотя бы морской воды, оттолкнув трупы, но тут же попадали под обстрел с воздуха.

В начале июля 1942 года в районе 35-й батареи в прибое насчитывали до 7 слоев трупов, он и был багровым от крови.

В 1943 году Леонид Утесов впервые спел песню Бориса Мокроусова "Заветный камень": "Холодные волны вздымает лавиной широкое Черное море. Последний матрос Севастополь покинул - уходит он, с волнами споря….".

После эвакуации командования из города сумели выбраться около 4 тыс. человек.

Нескольким группам бойцов и командиров удалось спастись на шлюпках. Сооружались плоты из камер и другие подручные средства спасения. Единицам сопутствовала удача и они добирались до берегов Кавказа и в Турцию.

Полковник или подполковник, чье имя неизвестно:

Дорогие мои товарищи, защитники Севастопольской обороны, мы сейчас в плену у врагов, но мы не сдались, мы стойко и честно защищали наши священные рубежи. И если кому из нас доведется остаться в живых, то передайте соотечественникам о том, что мы свой долг выполнили до конца, пусть знают об этом люди.

Колонна военнопленных растягивалась на десятки километров.

В 1961 году Герой Советского Союза адмирал Ф. С. Октябрьский выступал на конференции. На вопрос, почему Черноморский флот не спас защитников Севастополя, он ответил, что "спасая армию, мы бы потеряли и флот. Решили сохранить флот".

Граничащий с безрассудством героизм матросов вселял в души фашистов ужас. Многие матросы, понимая, что погибнут, отдавали свою жизнь, чтобы унести с собой как можно больше вражеских жизней. Они подходили к немецким солдатам и расстреливали их в упор, подрывались вместе с фашистами. Солдаты и матросы сражались до последнего патрона. За черные бушлаты, тельняшки они были прозваны немцами «черной полосатой смертью».

В.Е.Турин. Многие из нас подумывали о прорыве фронта в направлении Ялтинского шоссе, чтобы прорваться по открытой местности и уйти в горы для продолжения борьбы в тылу у врага.

Мы очень боялись плена, а потому каждый из нас думал как можно дороже заплатить врагу за свою молодую жизнь, за погибших товарищей. Мы дрались до последнего патрона и при первой возможности думали вырваться из окружения.

Немцы были беспощадны к советским военнопленным: давили колону военнопленных танками, расстреливая и забивая до смерти, тех, кто спасался бегством. Морили пленных голодом, закапывали и сжигали заживо.

Всего за 22 месяца оккупации в Севастополе было расстреляно, сожжено, утонули в море 27 306 человек. В фашистскую Германию угнано 45 тыс. чел.

Уничтоженная башенная орудийная установка №2 35-й береговой батареи Севастополя.

Сегодня Голубая бухта возле 35-й батареи застроена дачами. Во время войны здесь был спешно возведен муляж 35-й батареи.


Со времен легендарной и трагической обороны Севастополя прошло 70 лет. Но боль утраты тысяч человеческих жизней, живет в сердцах нынешних севастопольцев.

По преданию, дикими красными маками, которые россыпями цветут в эти дни в Крыму, Господь обозначил места, где пролили кровь защитники Отечества.

Анна Хрусталева, "УНИАН-Религии".

Фото автора.

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение