Понедельник,
21 августа 2017
Наши сообщества

Поминание Голодомора: на Печерских холмах плакали, молились и зажигали свечи…

Уже пять лет, как украинское общество знает про Голодомор... Почему решили посвятить шествие детям?.. В этот вечер у Мемориала с нами был представители посольств всех стран ЕС...

Уже пять лет, как украинское общество знает про Голодомор. Пять лет, как его признал украинский парламент. Пять лет, как он перестал быть тайным семейным знанием или знанием узкого круга историков и очевидцев. Пять лет, как мы в последнюю субботу ноября, обычно за день-два до начала Рождественского поста приходим или на Михайловскую площадь (так было при Ющенко), или к «Свечке» (Мемориалу памяти Голодомора) и зажигаем свечу.

В прошлом году после избрания Януковича президентом власть Голодомор просто проигнорировала. Как будто его не было. Но историк Владимир Вятрович, уволенный из СБУ Хорошковского за интерес к историческим архивам, объявил поминальную акцию у Мемориала Голодомора. Тогда возле Свечки собралось человек пятьсот. В этом году Центр Исследования освободительного движения (его основал тот же Владимир Вятрович) объявил шествие, посвященное детям, погибшим во время Голодомора. И возле метро Арсенальная, откуда оно должно было начаться, собралось минимум две тысячи человек.

– Как нас много в этот раз. Как удалось собрать столько людей? – интересуюсь я у Вятровича, который строит колонну.

– Я написал в Фейсбуке, приглашал знакомых, – ответил он.

По пути шествия висели плакаты. «В 1932-33 у нас отнимали хлеб. Сейчас хотят отнять память». «Умершие от Голода исчезнут без твоей памяти».

Впереди колонны поставили деток. Они несли поминальный хлеб и связанные пучки калины.

– Почему решили посвятить шествие детям? – спрашиваю Вятровича перед началом шествия.

– Я, когда изучал архивы, обнаружил, что в 1939 году в первых классах украинских школ было по одному-два первоклассника. Были школы, где набора в первый класс не было вообще. Это показывают документы. Было письмо колхозника Николая Ревы, который написал об этом Сталину, чтобы открыть глаза «вождя» на трагедию. Он получил шесть лет лагерей. В 1939 году в школу не пошли дети, которые не родились либо умерли, едва родившись в 1932-33 годах.

Владимир рассказывает, что недавно прочел лекцию об информационных войнах Кремля против Голодомора и что методы, применяемые российской властью сегодня похожи на те, которыми пользовалась сталинская Россия. Заказывать проплаченные статьи западным изданиям, размывать понятие Голодомора тем, что это был «природный голод», расширять границы. Еще они, пользуясь тем, что люди путали фотографии жертв голода 1945-46 годов в Бессарабии и Голодомора 1932-33 годов, обвиняли украинцев в фальсификациях, оказывали давление на правительства, чтобы те не признавали Голодомор 1932-33 годов в Украине геноцидом.

Колонна тронулась к мемориалу. Впереди шли дети.

– Папа, можно я откушу от хлеба? – спрашивал пятилетний мальчик, который нес каравайчик.

– Нет. Святослав, не улыбайся в камеры, это поминание, – одергивал сына папа, который вел за руку еще одного малыша, а третьего вез в коляске.

– Скажите, вы давно знаете о Голодоморе, – спрашиваю папу трех детей.

– С детства. Я лежал на печке и слушал рассказы взрослых. О том, как вымерло соседнее село Шевченково, как люди ели людей… Это то, про что я рассказываю своим детям, поэтому мы и пришли…

Идти к Свечке всего минут десять. Но колонна растянулась. Чуть сзади нас шел Юрий Павленко, бывший министр молодежи и спорта в команде Ющенко.

– Ты где теперь работаешь? – услышала я сверхдемократический вопрос участницы шествия к бывшему министру.

– Я уполномоченный президента по правам детей, – ответил Павленко.

– А Янукович признал Голодомор 1932-33 годов геноцидом? – настойчиво продолжала спрашивать женщина.

– Нет. Но он на пути к этому, – заверил женщину Павленко.

Известно, что утром четыре президента Украины, включая, Януковича побывали у Мемориала. Почтили память умерших от Голодомора между собой по-президентски. Хотя им правильнее было бы быть с общественностью. Пока Янукович идет к признанию Голодомора тайными тропами. Ну хоть так…

Спасибо историкам, что, несмотря на лишения и регулярные походы на «антиисторическую профилактику» в правоохранительные органы, они отвоевали праздник, спасибо людям – все помнят.

В 2006 году я писала, каким масштабным стало самое первое поминание жертв Голодомора. А все потому, что в каждой семье, у каждого члена съемочной группы любого телеканала была личная и живая память об этой драме. Был рассказ из уст в уста. И сегодня, когда колонна подошла к Мемориалу, тут уже были тысячи людей. Разные люди. Люди из метро, и из модных машин. Люди в поношенных свитрах и в дорогих дубленках. Люди, говорящие на изысканном русском и на литературном украинском языках. Они стояли возле Мемориала и взобрались на холмы. Вверх взлетали белые шарики, символизирующие ангельские души замордованных голодом детей. Присутствующие держали свечи и слушали речь ведущего. И это был тот случай, когда проявлять журналистское любопытство было неуместно. Я не могла подходить и спрашивать: «А что вы помните? А откуда вы знаете?» Ведь люди, держа в руках свечки, плакали и молились. Значит, они и помнили и знали. Какая, в общем-то, разница, откуда.

– Хлеб клали новорожденному в колыбель, им благословляли молодоженов, им провожали в последний путь… Хлеб был главным блюдом любого праздника, сутью нашего хлеборобского рода. Наших людей лишили хлеба, – слышался голос ведущего. – Голод уничтожает душу. Он рождает страх, который передается из поколения в поколение… Правда про геноцид реанимирует память. И мы вернули память. Мы прошли точку невозврата, когда это можно забыть навсегда…

Сегодня сто сел Украины испекли обрядовый хлеб Украины и принесли его на панихиду… К мемориалу подошли люди из украинских сел, которые несли хлеб.

Узнавала народных депутатов из разных фракций. Все были без флагов. Поздоровалась с нардепом Михаилом Волынцом, который держал свечку.

– Я родом с Винниччины, мне все мама рассказывала. Я про Голодомор знал с детства, – рассказывал он своему спутнику.
Ведущий стал перечислять, кто принес к Мемориалу поминальные свечи. Свечи передали: первый президент Кравчук, президент Ющенко и Катерина Ющенко, были переданы свечи от всех национально-патриотических, либеральных и христианских партий Украины.

А еще в этот вечер у Мемориала с нами был послы и представители посольств всех стран ЕС, и новых, и старых ее членов. А также Канады, Японии, Пакистана, Афганистана, Грузии. Они понимают цену человеческой жизни. Поминали хоть и без президента, но с важными гостями важных для нас стран. Потом была панихида. Поскольку мерших не хоронили, как надо, а просто скидывали в ямы, они уходили неотпетые. Последней строкой панихиды были слова молитвы: «Пусть Бог ублажит и к праведникам отнесет. Яко благ и Человеколюбец».

После панихиды вышел человек, переживший Голодомор - Степан Руденко из Прилук. Рассказывал Степан Руденко, что мы читали у исследователей Голодомора Джима Мейса и Роберта Конквеста. Но это был рассказ от первого лица:

– Зимой мы ели промерзший буряк, а весной ранние листья. Две моих сестры, Шура и Нина, пяти и семи лет, умерли. Их положили в один гроб. Отец, когда умирал от голода, хотел подержать меня на руках. Но мать боялась, что у него будут предсмертные судороги и он может навредить мне. Так он и не взял меня на руки. Они все мученики…

Потом была минут молчания. Минута торжества памяти над политической конъюнктурой, минута торжества исторических знаний и веры в Бога над безбожным режимом.

Маша Мищенко, УНИАН

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение