Как делают иконы для слепых?

12:17, 19 сентября 2011
Общество
0 0

Православие и мир

Православие и мир

Плохое название «Выставка для незрячих». Звучит словно старые вывески из США: «только для черных».

Выставка, проходящая в Доме иконы – для людей. Независимо от того, как они считывают информацию – зрительно или только тактильно. Экспонаты на ней можно трогать! НУЖНО!

Цель экспозиции – познакомить зрителей с миром иконописи. От самого начала – создания краски – до готовой иконы.

Начиная от минералов – малахит, лазурит, гематит – из которых создаются пигменты.

Вниманию наших посетителей представлены ступочки, в которых иконописцы растирают краски, кисти, которыми они пишут, доски, на которых иконы создаются. Причем доски – иллюстрирующие процесс работы: доска с паволокой, доска с левкасом, доска с прорисями.

– Также в экспозиции – материалы, из которых создаются иконы – дерево, керамика, гипс, смальта, металл», – рассказывает Екатерина Васина, руководитель пресс-службы музея «Дома Иконы».

Так объясните, «икона для незрячих» – нечто особенное?

Вовсе нет. Это просто рельефная икона, которую можно воспринимать на ощупь.

– Традиция рельефной иконы очень древняя, – рассказал «Правмиру» Алексей Лидов, искусствовед, директор научного центра Восточно-христианской культуры, член-корреспондент Российской академии художеств. – В раннехристианском искусстве существовали даже статуи с образами Христа, апостолов. Потом от них отказались из-за боязни быть обвиненными в идолопоклонстве.

Рельефные иконные произведения в Византии существовали всегда – в дереве, но чаще это был либо мрамор, либо резная кость. Была и традиция изготовления рельефных икон из пасты воска – мастики, напоминающей глину или пластилин, в которую вкладывали частичку мощей. И сам материал становился священным. Икона превращалась в великую святыню.

Чтобы по-настоящему пережить икону, мы должны ослепнуть – с точки зрения нашего мирского, бытового, чувственного зрения. А незрячим этого делать не надо. У них единственный способ пережить икону – вызвать ее образ в своем сознании.
Кто кого реабилитирует

Одна моя знакомая – художник-иконописец переживала, услышав про иконы для незрячих: «Как же, ощупывать лики! Это не кощунство?»

«Ни у кого, в том числе у Патриархии, сомнений по этому поводу не возникало. У каждого свой путь, в том числе познания мира, познания веры. Запретить человеку трогать лики и, возможно, помешать прийти к пониманию искусства, к вере, к Богу?! Мне это не кажется верным», – сказала на это Екатерина Васина.

А Олег Смолин, депутат Государственной Думы ФС РФ, заместитель председателя Комитета по образованию, заметил: «Я думаю, что не только люди с инвалидностью нуждаются в реабилитации, но еще больше – люди, не имеющие инвалидности, нуждаются реабилитации в отношении людей с «ограниченными возможностями» Так что нам периодически и приходится их реабилитировать».

«На этой выставке по-настоящему увидеть икону я смог впервые. В храме, как правило, это не удается. Даже если икона не под стеклом – если ее трогать, кроме ощущений, связанных с воображением, – ничего не возникнет. Так что сегодняшняя выставка – очень важна, она обогащает представление о мире. Я – посещаю разные храмы преимущественно с культурными целями. Но при этом – особое ощущение в храме равно возникает у любого человека», – сообщил Олег Николаевич «Правмиру».

Для многих незрячих, пришедших на открытие выставки, это было первое настоящее знакомство с иконой. Даже для Ивана, сына священника, который в храме – буквально с рождения. Иван работает звонарем в церкви Пресвятой Богородицы в Дубне, изучает древнегреческий язык, дважды был в Греции на курсах новогреческого, учит английский. Ежегодно в храме на Пасху Иван читает Евангелие по-древнегречески.

В детстве Иван пять лет занимался музыкой: играл на рояле. «У меня есть и спортивные интересы, – рассказывает он. – На автомобильном полигоне под Москвой освоил метод вождения с инструктором. У меня мечта, что изобретут автомобиль для незрячих и можно будет ездить самому. Поднимался на квадроцикле в Крыму на 1000 метров высоты, вновь с помощью инструктора. С ребятами ходил на яхтах. Это сильные ощущения, когда ты чувствуешь, что можешь, у тебя получается справиться с такими сложными вещами!»

Наталья работает в библиотеке для незрячих. Для нее иконы – только произведение искусства. «Выставка – познавательна и интересна, можно не только посмотреть иконы, но и прочитать о них информацию, написанную по Брайлю.

Вообще посетить музей – это всегда проблема. Просто так не придешь – ведь тебе никто ничего не расскажет, не проведет. Надо брать сопровождающего. Если б так, как в «Доме иконы», было и в других музеях: можно все потрогать руками, тебе еще интересно рассказывают». Наталья, как и положено работнику библиотеки – очень любит читать. Причем книги выбирает в зависимости от настроения – это может быть и легкий женский роман, и книга по истории, и философское произведение, и работа по психологии.

Лариса, педагог по образованию: «Я не могу отнести себя к по-настоящему верующим людям. Но по отношению к этой выставке – неважно, верующий человек пришел на нее, или нет. Любой культурный человек должен знать искусство православной иконы. Другое дело, что трудно передвигать по городу – просто дойти.

Но здесь – было бы желание. И тогда – адаптируешься, изучишь маршрут. Но не везде, опять же, сможешь идти, не все доступно». Лариса занималась практической психологией и профессиональные приемы использует иногда, в том числе по отношению к себе, когда нужно справиться с плохим настроением. Я попыталась спросить у Ларисы какие-то психологические советы для тех, кто неожиданно потерял зрение.

«Это большой разговор и парой фраз – не обойтись, – ответила она. – Поскольку человек начинает наблюдать противопоставление себя и мира зрячих, часто замыкается в себе. Надо выходить из подобного «затворничества», расширять свои границы. Хотя определенные границы все равно остаются. Просто это уже задача реабилитации – психологической, ориентировки. У меня – другая история. Поскольку с детства было плохое зрение, и оно терялось постепенно, я не ощутила этого резкого перехода. И у меня не было тех проблем, какие испытывают люди, резко потерявшие зрение».

Ирина – красивая женщина, на выставке с ней – две дочери – 16 и 13 лет, очень похожие на маму. «Рельефные иконы – очень хорошо воспринимаются, прочитываются», – делится она впечатлениями.

Ирина – православный человек. Правда, дома у нее стоят обычные – не рельефные иконы. «Меня очень поддерживает то, что я хожу в храм. Церковь, вера – ориентир в жизни. Удобнее, конечно, идти в церковь с кем-то зрячим. Чтоб подсказали, где приложиться, куда встать. Но, в принципе, даже если незрячий человек пойдет один, верующие ему помогут. Обычно люди относятся с пониманием. Если не с кем идти, все равно – лучше прийти, чем просидеть дома». На последних словах Ирина улыбается, подчеркивая важность для нее посещение храма.

Ирина – массажист, работает в педиатрии. Проблемы у нее, как у любой работающей мамы: как уделить детям должное внимание. «К сожалению, это удается не всегда», – говорит она. Девочки, улыбаясь так же обаятельно, как мама, как бы невзначай обнимают ее. «Незрячему человеку, конечно, труднее растить детей, – делится опытом Ирина, – и здесь нужна хорошая поддержка или мужа (и моральная, и материальная, и физическая – просто погулять сходить иногда, или в поликлинику), или родственников, друзей.

Мне очень помогали родители, сестра. Дети подросли, и сейчас они уже помогают, особенно если куда-то надо съездить, сходить». Когда от организации Всероссийского Общества Слепых Ирина отправляется в паломнические поездки – обе дочки обязательно едут с ней.

Среди гостей выставки – певица Диана Гурцкая.

После экскурсии Диана буквально светится радостью: «Посмотрев все сама, ощутив все своими руками, я стала понимать икону иначе. Эта выставка важна для нас для всех. Да, я много где бываю, но об иконах в храмах, в музеях узнаю только со слов другого человека. Это так здорово, что здесь я сама смогла ощутить любую икону, осознать образы изображенных святых! Обязательно приведу сюда своего ребенка, и буду сама объяснять ему, где какие иконы, кто на них изображен. Эта выставка – настоящее чудо».

Московское ноу-хау

«Выставка рельефных икон для незрячих – то, что сделал «Дом Иконы» – можно назвать ноу-хау, – говорит Алексей Лидов. – Но если брать другие произведения искусства и демонстрацию их незрячим – этим стали заниматься в 90-е годы в Европе.

Я видел замечательную экспозицию, которая существовала в Королевском музее Брюсселя, видел, какое огромное воздействие она оказывает на детей. При мне пришел целый класс незрячих детей, которым дали в руки подлинные произведения искусства – древнеегипетскую скульптуру, памятники древнегреческой мелкой пластики (те вещи, которые трудно повредить или разбить). Я помню это ощущение восторга и какого-то откровения, которое было написано на их лицах, которые преображались через это духовное переживание. Они видели эти произведения, но каким-то другим зрением.

В этом смысле то, что возникла идея донести до незрячих людей искусство иконы, достойно всяческой поддержки. Икона как вид искусства связана с понятием видения. Это образ-посредник, который соединяет миры. И в переживании истинной иконы огромную роль играет не просто зрение, созерцание плоской картинки, а некое общение с образом, которое переводит смотрящего в мир других реалий. Тот момент видения, который доступен и незрячим – в искусстве иконы очень силен».

А идея выставки пришла в голову Надежде Губиной, заместителю директора музея «Дом Иконы». «Мне хотелось, чтобы как можно больше людей посещало музей, – рассказывает она. – Несколько раз к нам приходили инвалиды, в том числе и по зрению. Они заходили спросить совета, перед какими иконами молятся в тех или иных случаях. А я растерянно смотрю – люди пришли в музей, они готовы слушать, внимать, понимать, а мы им ничего показать не можем.

Ведь девиз любого музея сегодня: «Экспонаты руками не трогать! Это написано везде, в музеях в каждом углу посажены бабушки, которые изначально смотрят на тебя, как на преступника, и если ты делаешь полшага не туда, начинается крик. У нас, кстати, и в залах специально нет «надзирателей», как я их называю смотрителей. Год ушел на формирование экспозиции, расчета, как грамотно ее развесить, чтобы незрячим было удобно считывать информацию».
Кому может быть интересна выставка:

* Незрячим взрослым. По понятным причинам
* Зрячим взрослым. Поскольку понять процесс иконописи, прикоснуться к минералам, из которых делают краски, посмотреть иконы – это здорово.
* Детям – независимо от наличия зрения. Они вообще привыкли, что им везде все запрещают трогать. А тут – в музее – вроде бы самом «запретительном» месте – можно до всего дотрагиваться!

Что дальше

Сейчас делается аудисопровождение экспозиции. Не все незрячие могут читать по Брайлю. Да и зрячим аудиоинформация будет кстати.

В планах – расширить экспозицию, чтобы было больше экспонатов, которые можно трогать руками. Следующий этап – в музей «Дом Иконы» будут приходить слабовидящие дети из специализированных школ – заниматься. На самые разные уроки – как связанные с религией и историей искусства, так и абсолютно не связанные. И дети могут также знакомиться с иконами, задавать работникам музей вопросы, на которые те с удовольствием ответят.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter