Вторник,
22 августа 2017
Наши сообщества

Гендиректор заповедника: «Разговоры об исключении Лавры из списка ЮНЕСКО пусты»

“Зеркало недели”

“Зеркало недели”

Интервью з генеральным директором Киево-Печерского заповедника Мариной Громовой. 

— Марина Эдуардовна, ваше назначение вызвало множество толков. Во-первых, говорили о том, что в период работы в Госслужбе по охране культурного наследия у вас с заповедником сложились непростые отношения. Во-вторых, ваше назначение связывают с тем, что у заповедника также непростые отношения со Свято-Успенским монастырем, и вы как раз тот человек, который призван это исправить.

— Мне кажется, конфликт — действительно ненормальное состояние для такого святого места. Здесь должны царить покой, благодать. Здесь все должны стремиться к консолидации. А я, когда за что-то берусь, стараюсь делать это хорошо. Я всего два месяца занимаю эту должность. Собираюсь работать над тем, чтобы лавра, это святое место, действительно стала жемчужиной мирового православия.

— Киево-Печерская лавра действительно может очень скоро выйти из списка мирового культурного наследия ЮНЕСКО?

— Откуда у вас эта информация?

— Она периодически появляется в СМИ. Последняя публикация, если не ошибаюсь, была в «Украинской правде» на этой неделе.

— Зайдите лучше на сайт ЮНЕСКО и посмотрите там, чтобы не плодить домыслы. Эти слухи ходят давно, и распускают их люди, которым безразличен имидж государства. Я была делегатом 33-й сессии ЮНЕСКО, на которой этот вопрос как раз рассматривался. В 2009 году мы принимали миссию ЮНЕСКО, которая действительно высказала нам ряд замечаний. Мы должны их учесть, исправить ситуацию — вот и все.

— Ее удастся исправить?

— Поскольку сегодня этот вопрос поднят до уровня правительства, сам премьер-министр расставил акценты: о буферных зонах, в первую очередь вокруг памятников международного значения, Софии и лавры, о моратории на строительство в этих буферных зонах — думаю, нам удастся сделать все необходимое. Правительство понимает, как много это значит для имиджа страны. Поэтому, думаю, мораторий будет соблюдаться. Все эти разговоры об исключении пусты. Распространять их некорректно. Особенно учитывая то, что наша страна заинтересована в сотрудничестве с этой организацией. Побывав в ЮНЕСКО, я поняла, что это своего рода «проект мира», в котором нам очень нужно участвовать. Да, мы сами выбираем, расставляем приоритеты. Бывают случаи, когда участники этой программы просят исключить их объекты из списка — так, например, вышел из него Дрезден, когда город решил, что построить туннель под центральной частью для них более важно, чем числиться в списке ЮНЕСКО. У нас ситуация другая — наши памятники неприкосновенны, они развиваются, правительство выделяет достаточно финансирования. Сохранение наследия и участие в этом «проекте мира» может и должно оставаться для нас приоритетом.

— А как выполняется программа подготовки к Евро, по которой, если не ошибаюсь, на лавру выделено порядка 180 млн. грн.?

— Программа Евро действует с 2008-го. Но, к большому сожалению, в 2008 — 2009 гг. было выполнено работ на сумму всего около 2,9 млн., т.е. 2% от общего объема программы.

— Но здесь, насколько я понимаю, невыполнение работ связано с недофинансированием. Эта проблема постоянна, даже привычна. Вы не боитесь, что так будет и дальше?

— Нет, не боюсь. Я уверена, сегодня все понимают, что Евро-2012 — имиджевый для государства проект. Кроме того, у нас разработана программа ремонтно-реставрационных работ на 2010 — 2011 годы на сумму 33 млн. 900 тыс. грн. В этом году мы по ней уже получили из бюджета 15 млн.

— Заповедник сможет в полной мере контролировать эти средства? Прежний директор сетовал, что часть бюджетных средств, отпущенных на лавру, осваивал не заповедник, а другие, в частности внебюджетные, организации.

— Нет, этого просто не может быть. На программы по реставрации и реконструкции деньги приходят на счет заповедника, и ответственность за них несет директор. Все, на что можно было бы сетовать, — это недофинансирование. Государственными средствами могут распоряжаться только государственные структуры. В нашем случае — заповедник.

— Это правда, что готовится передача заповедника из ведения города в ведение Кабмина?

— В нынешнем положении лавры есть некоторая несогласованность: заповедник находится в подчинении и оперативном управлении Минкультуры, а его имущество — в собственности территориальной громады города Киева. Поэтому речь идет не столько о «переподчинении», сколько о передаче комплекса памятников из коммунальной собственности в государственную. Мы занимаемся подготовкой этой передачи. Документы подготовлены, сейчас это обсуждается в правительстве. Это нонсенс, когда государственный, национального значения памятник, памятник ЮНЕСКО находится в какой-либо иной, кроме государственной, собственности. Именно государство несет за него ответственность — перед своими гражданами и всем человечеством.

— Человечество — это звучит гордо. Но какова насущная необходимость в формальной смене владельца?

— Это не формальная смена. Если памятник находится в списке ЮНЕСКО, на его территории не могут производиться землеотводы, приватизация, строительство. А у нас остаются в силе решения Киевсовета о передаче земельных участков в охранной зоне заповедника. В Лаврском переулке, например, на таком переданном участке запланировано строительство гостиничного комплекса с подземным паркингом. Кроме того, передача имущества заповедника в госсобственность должна оптимизировать финансирование реставрационных работ.

— Однако у Киево-Печерской лавры проблема со строительством не только возле стен, но и внутри. Монастырь занимается строительством на тех территориях, которые находятся у него в пользовании.

— Мне бы не хотелось комментировать те решения и события, которые происходили до меня.

— Но это будет продолжаться. По мнению экспертов, это усугубляет и без того непростую ситуацию с сохранностью зданий и территории — то в пещерах обвалы, то стены рушатся, то ворота сыплются.

— Я думаю, все со временем образуется. Вообще, мне кажется, строительство и якобы связанные с ним аварии — это несколько надуманная проблема. У нас, например, есть заключение Института исследования охраны памятников о том, что пещеры обрушиваются не потому, что идет строительство. Обрушиваются те пещеры, которые не исследованы. Как вы себе это представляете — разве мы допустили бы обрушивание в пещерах, где идут экскурсии? Мы в ЮНЕСКО направили научный доклад Тимура Бобровского, где говорится как раз о том, что проблемы были всегда, что мы не можем влиять на подземные воды, строительство всегда велось вокруг лавры — и это влияло на геологию. И обрушивания случаются именно там, где мы еще не изучили как следует ситуацию. Значит, нужно изучать. Сейчас, например, серьезно занимаемся колокольней — это интереснейший экскурсионный объект, который уже долгое время стоит закрытый. И мы, наконец, все делаем правильно: начинаем свои исследования с фундамента. Никто никогда не исследовал его состояние! Теперь по программе реставрации и благоустройства исследования проводятся.

— Какова судьба музеев, находящихся на территории заповедника? Будет реализован проект музейного объединения или их отселят?

— Музейный городок, или то, что можно так назвать, строится у нас напротив — это «Мистецький Арсенал», и я не вижу проблемы в том, чтобы музеи перенести туда. Об этом уже идет разговор на уровне государства. Музей декоративного искусства, музей книги будут перенесены, они об этом знают.

— Кажется, это предложение впервые было высказано в письме наместника Свято-Успенского Киево-Печерского монастыря архиепископа Павла. Кстати, как вы прокомментируете этот документ?

— Я с этим документом незнакома и комментировать его не могу.

— Возможна полная передача лавры монастырю?

— Ну как можно такое говорить! Этот объект находится в списке ЮНЕСКО — значит, он может принадлежать только государству.

— Но монастырь может это все использовать в своих целях?

— Конечно. В церкви должна быть церковь.

— Как вы будете распределять обязанности и ответственность?

— С Божьей благодатью. В консолидации. Мы находимся в святом месте, здесь грех что-то делить и ссориться.

— У вас уже были рабочие встречи с руководством монастыря?

— Да. И наше решение было именно таким: будем жить хорошо и дружно. Я уверена, что мы сможем обойти сложные моменты. Строю только благородные планы. Не хочу подводить тех, кто поручил мне эту работу. У меня дипломатическое образование, и я имею смелость надеяться, что удастся совместить интересы. У меня сложились хорошие отношения с наместником и митрополией. Государство будет охранять наследие, для чего я здесь и нахожусь, а церковь будет заниматься своими делами.

— На каких основаниях будет развиваться это сотрудничество?

— При передаче в безоплатное пользование имущества мы подписываем охранный договор — это и есть наши основания. Согласно этому договору никакие ремонтно-реставрационные работы не могут производиться без нашего согласования. Мы все делаем вместе, идем нога в ногу, и все, что нам нужно, —чтобы нам не мешали.

— То есть можно надеяться, что история с разрушением и перестройкой ворот, например, не повторится?

— Это была очень некрасивая история. Надеюсь, что она не повторится.

— Что еще у вас в планах?

— В этом году мы собираемся закончить разработку генерального плана развития заповедника. Из интересного — планируем в дни визита святейшего патриарха Московского устроить выставку, посвященную святому Владимиру, выставить экспонаты, которые никогда раньше не выставлялись — собрать их со всей Украины. Очень интересным обещает быть семинар, который мы готовим совместно с ЮНЕСКО, — «Роль религиозных общин в управлении объектами всемирного наследия». Координатором конференции будет Киево-Печерский историко-культурный заповедник. Это очень престижно для заповедника. Как Евро-2012 — в футболе.

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
loading...

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение