Почему нельзя обличать человека и как относиться к анекдотам о религии

20:25, 11 февраля 2015
Общество
3537 0

После расстрела журналистов и художников журнала "Шарли Эбдо" за карикатуры на пророка Мухаммеда, ответ на вопрос "чем грозят шутки о религии?" напрашивается сам собой. Лучше не шутить. Ни с Богом, ни с людьми. Юмор вообще особое чувство. Чувство-индикатор. Чуть больше — уже сарказм, за который и убить могут. Чуть меньше — глупость откровенная. "Как правило, если художник щедро награжден талантом, то чувство юмора не подводит ни его, ни его зрителя, — говорит украинский карикатурист Олег Локтев. — Но любому художнику свойственны сомнения, поиски себя в искусстве и обществе. Тогда юмор превращается в сарказм, иногда балансирующий на грани язвительности, оскорбления кого-либо. Вот тут на авансцену выходит зритель, его образование, воспитание, толерантность. Только люди с вышеперечисленными качествами реагируют категориями "нравится" или "не нравится". Как только человек переходит на "хорошо" или "плохо", он сам становится злобным и готов на все, даже на убийство, расправу. Что запрещено и Библией, и Кораном, и уголовным кодексом любого государства. Как бы это тяжело ни было, но мы сами в ответе за свое чувство юмора. Таковыми нас сотворил Всевышний. Свободными, даже в своем юморе. Подозреваю, создавая нас, людей, Господь делал это с улыбкой. Чтоб убедиться в этом — взгляните в зеркало. И улыбайтесь, господа, улыбайтесь!".

О том, где заканчивается шутка и начинается глумление, что делать, если при вас рассказывают анекдоты на религиозную тему, мы поговорили с духовным наставником, наместником Киево-Печерской лавры митрополитом Павлом.

КАК ОБЛИЧАТЬ ПОРОКИ

— Владыка, объясните, чем чреваты шутки на религиозные темы?

— С Богом шутить точно не стоит. Чреваты плохими последствиями не столько шутки с Богом, но наша греховная жизнь, которая ведет нас к собственной гибели. Мы это видим на примерах в Ветхом Завете, как иудейский народ грешил, насмехался над Богом в Содоме и Гоморре. Как наши прадеды строили святыни и назидали себя в слове Божественной истины, а деды в советское время разрушали эти святыни, кощунствовали в храмах. Мало кто потом из них умер обычной смертью. Кто-то попал в дома для душевнобольных, кто-то заканчивал жизнь самоубийством. Многих постигали болезни, и не только их, а потомков. Господь поругаем не бывает. Бог — не в силе, Бог — в правде.

— Как правильно относиться к шуткам над неправославной верой. Например, к карикатурам, за которые художники поплатились жизнями?

— Нельзя ни православным, ни мусульманам, ни кому-то другому подшучивать над верой. Люди веруют в то, во что хотят. В беседе мы можем говорить о человеке, не затрагивая его духовные чувства. Если мы не можем жить единой верой, то нужно максимально стараться жить, не причиняя друг другу беды и горя.

— А если карикатуры или анекдоты не о Боге, а об обличении пороков священнослужителей?

— Пороки обличать можно и нужно. Но как? Мы должны говорить не о человеке, а о страсти, которая живет и мучает его. Например, мы развиваем мысль о блуде. В Евангелии прямо сказано: "Блудники царства Божия не наследуют". Мысль "почему" мы можем развить и ее высмеять. Мы должны осуждать не грешника, а грех, который живет в каждом человеке. И в вас, и во мне. Я не должен с вами бороться, а должен бороться с самим собой, со своим грехом. Чтобы победить того, кто искушает меня. Бог дал нам выбор. Можно шутить над священником, врачом, учителем, но лучше не стоит. Потому что каждый на этой земле несет свое послушание, и не тебе, а Богу судить, как человек это послушание несет. Господь сказал:

"Проклят всяк, иже творит дело Божие с небрежением".

Если ты священник — неси свое послушание священника. Если учитель — учи. Если ты писатель — пиши. Но делай это так, чтобы твой труд не соблазнил на грех брата твоего. В Евангелии сказано, в особенности в апокалипсисе: "Кто дерзнет изменить хоть одно слово, то пускай падут на того все казни. Если же нет, то пускай будет выписан из книги Вечной жизни". Здравомыслящий человек придет в ужас — выдержать все казни, которые описаны в апокалипсисе, не под силу никому. Не быть обретенным в книге Божией, называемой жизнью Вечной, — что может быть страшнее? Мы должны быть христианами не по букве и не по большому кресту на груди, не по крестику, наклеенному на машину. Если ты шутки ради выписываешь себя из книги жизни — это твоя погибель.

РАДОСТЬ, А НЕ НАСМЕШКА

— Бог — прекрасный садовник. Он не снимает плодов, пока те не созреют. Когда плод созрел, Он его срывает. Гнилое выбрасывает, делает из него навоз и удобряет гнилью землю, чтобы земля снова принесла плод. Но человек, который не принес плода, срывается из земной жизни и предается вечному страданию в огне и муках в аду. Те люди, которые сегодня называют себя "Бесами" или писали на Донбассе: "Добро пожаловать в ад", и понятия не имели, куда приглашали. Теперь там ад, и это уже не смешно. Сегодня многие люди живут в духовном смраде, который уже по сути является адом. Об этом очень хорошо сказал отец Димитрий (Смирнов): "Посмотри в зеркало. Разве может так выглядеть венец творения? Сынок, никакого ада нет! Ты уже в аду. Потому что в твоей жизни нет радости". Строй такую жизнь, чтобы тебе было радостно. Преподобный Серафим Саровский всегда говорил: "Радуйся! Ибо Христос воскрес!". В радости и есть смысл всей жизни.

— Если при вас начинают пошло шутить о Боге — что делать?

— Пошлые анекдоты, да еще и о Боге, рассказывают люди несовершенные, недоразвитые духовно. Говорят, не зная, кого на самом деле высмеивают. Все шутки и анекдоты о Боге — на самом деле суть анекдоты о самих себе. Если возле вас кто-то пошло шутит о Боге, молчать не стоит. Можно просто подойти и спокойно спросить: "А кто ты, что шутишь над своим Творцом? Тебе было бы приятно, если бы шутили над твоим родным отцом или матерью, которыми ты очень дорожишь?". Если мы молчим, то становимся соучастниками этого беззакония. Не нужно ругаться, а просто подойти и поговорить. В страхе, трепете душевном человеку нужно подсказать, что так шутить не стоит.

О СКАЗАННОМ ВСУЕ

— Как относиться к словам "о Боже", "о Господи!", которые часто говорят как верующие, так и атеисты при любом удобном случае, всуе?

— Церковнославянское слово "всуе" означает "напрасно", когда пустоте, пустому месту мы начинаем придавать значение. Всегда нужно знать, для чего ты призываешь Господа. Цель твоего призыва. Одно дело — ты говоришь в беде или трудной ситуации: "Господи, помоги!", другое дело, когда швабра упала — и ты: "О Господи!". Если мы будем творить Иисусову молитву в то время, как моем пол — это очень похвально! Но если мы уронили тарелку на пол и кричим: "О Господи!" — это получается, мы говорим: "Господи, я раззява!". Только при чем здесь Господь? Призыв Бога всуе — это грех, это насмешка над Богом, который дал тебе силу, ум, здравие — ты только трудись и не упоминай Его имя понапрасну. Если ты не признаешь Бога, то называй своих "богов": "О Ленин!", "О президент!", "О моя работа!". Кого хочешь призывай в помощь, в кого ты веришь, но тогда и не спрашивай потом, когда придет беда: "А где же был Бог?".

Потому что потом будет, как в анекдоте:

"Пришел атеист к воротам рая к Господу на прием. Архангел Михаил подходит к Богу и спрашивает: "Господи, у ворот атеист стоит, просится к Тебе на прием". Господь и отвечает: "Передай, что меня нет".

— Вот видите, владыка, даже вы рассказываете анекдоты о Боге! Значит, таки можно?

— Если в анекдоте нет негативной окраски, если он мудрый и поучительный, то почему бы не рассказать? Я еще очень люблю анекдот про дорогу из ада в рай. Из ада дорогу сделали, а из рая — ничего. Служители ада и спрашивают у Бога: "А где же дорога со стороны рая?". Бог и отвечает: "Вы знаете, я в раю ни одного строителя не нашел". В этом анекдоте много поучительного и ничего кощунственного. Такие анекдоты действуют вразумляюще, чтобы человек задумался, что в рай дорогу нельзя построить.

— В юмористических программах артисты часто используют образ Бога, и не всегда корректно...

— В древности артистов и шутов даже не хоронили на кладбищах. Почему? Потому что они губили свою душу и других заставляли смеяться над этим. Все юмористы смеются над нами. И мы хохочем. Зачем? Отчего мы так восторгаемся теми, кто над нами смеется? Лучше восторгаться музыкой, стихами, прекрасным добрым фильмом. Что хорошего в шутках над человеком, который есть творение Божие. Поэтому можно пошутить, можно поддеть друг друга по-дружески. Я, например, шучу и гоняю тех, кто курит или пьет. А потом отвернусь, и душа болит за них. Думаю о том, кто больше нуждается в милосердии — я или этот курильщик, или пьяный? Может, у него только этот грех, а у меня их сколько, грехов-то? Кого судим и зачем?

Анастасия Белоусова, "Сегодня".

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter