Среда,
16 августа 2017
Наши сообщества

Преподобный Сергий Радонежский: история почитания

1

Почитание преподобного Сергия, начавшись почти сразу после его кончины, продолжалось неизменно на протяжении всех семи столетий. Безусловно, оно имело какие-то пики, какие-то спады.

Как начиналось на Руси почитание преподобного Сергия и в каких формах проявлялось в дальнейшем

Почитание преподобного Сергия, начавшись почти сразу после его кончины, продолжалось неизменно на протяжении всех семи столетий. Безусловно, оно имело какие-то пики, какие-то спады.

Страна преподобного Сергия…

Об истории почитания преподобного Сергия Радонежского, связанных с этим святым исторических сюжетах и литературных памятниках; а также об истории Троице-Сергиевой Лавры и паломничеств в этот монастырь мы беседуем с главным научным сотрудником Государственного Исторического музея, доктором филологических наук, организатором выставки «Обитель преподобного Сергия» Еленой Юхименко.

О раннем почитании преподобного Сергия

Почитание преподобного Сергия, начавшись почти сразу после его кончины, продолжалось неизменно на протяжении всех семи столетий. Безусловно, оно имело какие-то пики, какие-то спады.

Агиографическая традиция, связанная с преподобным Сергием, сложилась достаточно рано. Самое раннее житие преподобного – написанное Епифанием Премудрым – полностью до нас не дошло, его первая часть сохранилась только в составе пространной редакции начала XVI века. Но сохранилось другое произведение этого прославленного автора – его «Похвальное слово» преподобному Сергию.

От самого Епифания до нас дошёл Стихирарь, богослужебная рукопись, по-видимому, написанная им для каких-то своих нужд, нужд монастыря, иноком которого он был. Этот датированный памятник, 1380 года, – современник самого Сергия. В рукописи есть вязевая надпись: «Писал многогрешный Епифан». И большинство исследователей традиционно связывают эту книгу с деятельностью Епифания Премудрого. Правда, сейчас появилась новая точка зрения, датирующая эту рукопись более поздним временем– началом XV века.

Помимо жития Епифания, свидетельством раннего почитания преподобного Сергия стала созданная почти сразу вслед за первой новая редакция его жития, причем в нескольких вариантах. Это редакция другого выдающегося писателя Древней Руси – Пахомия Серба.

О почитании Сергия в XV–XVII столетиях

Почитание Сергия продолжалось во второй половине XV века. Свидетельство тому – великокняжеские жалованные грамоты, пожертвования, которые вносились в монастырь.

Важный памятник, который показал особую роль Сергия для Московского великокняжеского дома, – Лицевой летописный свод. На выставке он раскрыт именно на тех миниатюрах, которые иллюстрируют паломничество Ивана Грозного в Троице-Сергиев монастырь в 1551 году, накануне казанского похода. Помимо того, что паломничества проходили ежегодно, видимо, на день Святой Троицы и на память преподобного Сергия, 25 сентября, это было особое паломничество, поскольку Иван Грозный просил заступничества и молитвенной помощи Сергия в грядущих сражениях.

И мы знаем, что в этом походе у Ивана Грозного была специальная походная церковь во имя преподобного Сергия, то есть святой Сергий в этой значимой государственной акции был с ним постоянно.

На книжном развороте представлены миниатюры исцеления боярской жены у гробницы Сергия, приезд Ивана Грозного в монастырь, раздача милостыни, отъезд из монастыря. Значение этого эпизода царствования как бы подчёркнуто тем, что ему посвящены целых две миниатюры обширного летописного свода.

И Лицевой летописный свод, и этот факт показывают, что Сергий становится покровителем Москвы, покровителем Московского великокняжеского дома; к нему обращаются все мольбы государей в сложные периоды государственной жизни.

И недаром в это же время складывается иконография «Спаса Смоленского» – ростовое изображение Спасителя с припадающими преподобными Сергием и Варлаамом Хутынским. Эта икона написана по Сказанию, записанному в Степенной книге и датируемому 1521 годом.

Жалованные грамоты монастырю второй четверти XV века, такие щедрые вклады от князей московских, и серпуховских, тоже свидетельствуют о почитании Сергия как святого, который может оказать молитвенную помощь в сложных ситуациях. Этот ранний период отражен в гимнографических памятниках, и в иконах.

Редчайший памятник иконографии того времени – походный иконостас второй четверти XV века, включающий изображение преподобного Сергия в ряду преподобных. Существует также донаторского типа икона Богоматери на троне с предстоящим Сергием. Это первая треть XV века, и хотя её точная датировка находится под вопросом, но это тоже ранний памятник, и он говорит о почитании Сергия.

С начала XVII столетия происходит взлет почитания Сергия, даже складывается изображения святой двоицы – преподобных Сергия и Никона Радонежских – это относится уже к Смутному времени. В 1608–1610 – трагические годы, когда монастырь выдерживал осаду польских интервентов, – преподобный Сергий вместе с Никоном являлись на его стенах и, как повествовали свидетели этого чуда, охраняли свою обитель от этого иноземного нашествия.

О благословении на Куликовскую битву

В том древнейшем тексте, который мы можем приписать Епифанию Премудрому, – первая часть Пространной редакции жития – и в пахомевских редакциях есть упоминание о благословении преподобным Сергием Димитрия Донского на Куликовскую битву.

Как мы понимаем, описание этого события достаточно этикетное, здесь не указано, в какой именно форме проходило это благословение. Мы не можем сделать однозначный вывод, было или не было непосредственной личной встречи московского князя с преподобным Сергием. В ранних памятниках этот эпизод не получает подобной детализации. Для средневекового мышления это было не столь важно. Был важен сам факт благословения Димитрия Донского именно преподобным Сергием.

Однако уже более поздняя традиция, особенно иллюстративная, стремится показать, как именно это могло происходить. Так в миниатюре из Александрии Сербской XVI века изображен Димитрий Донской, предстоящий преподобному Сергию, и Сергий благословляет его традиционно, как происходит церковное благословление, на эту битву.

Позже этот сюжет получает разработку и в клеймах жития, и в более поздних лубочных листах. Он становится особенно востребован в конце XIX века, в связи с празднованием 500-летия кончины святого Сергия.

Тогда общество также осмысляло роль преподобного Сергия в отечественной истории. И, безусловно, в это время его связь с Куликовской битвой и освобождением русского народа от золотоордынского ига становятся особенно популярными.

Именно в этих поздних изображениях сообщение древнего источника обрастает бытовыми подробностями и деталями. Но это тоже факт нашей истории, восприятия древних эпизодов.

Об Ослябе и Пересвете

Благословение святым Сергием двух иноков на Куликовскую битву – это тоже некое устоявшееся мифопредставление. Считается, что это событие имело место. Не случайно мы на выставке демонстрируем параман из Симонова монастыря XVII века, конечно, более поздний, нежели события эпохи Сергия. Он был найден на территории монастыря во время археологических раскопок в 30–40-е годы уже ХХ века. Тем самым мы предлагаем зрителю вспомнить о Симоновом монастыре, где был погребен Ослябя.

Сюжет благословления иноков присутствует и в паломнических сувенирах из Троице-Сергиевой лавры, например, в деревянных резных ложках XIX века.

О развитии монастыря

Троицкий монастырь развивался, как и все монастыри: он начался с пустынножительной кельи, которая была труднодоступна даже для учеников и почитателей самого Сергия, и превратился в крупнейший монастырский культурный и экономический центр.

При Елизавете Петровне в 40-е годы XVIII века обитель обрела особый среди других монастырей статус, стала именоваться Лаврою, стала обителью московских митрополитов, которые считались священноархимандритами лавры. Эта традиция продолжалась вплоть до воссоздания в Русской церкви патриаршества.

О паломничестве в Троице-Сергиев монастырь

Павел Флоренский сказал: в Троице-Сергиевой лавре, «более чем где-либо, ощущается пульс русской истории. Здесь Россия ощущается как целое». И именно эта поздняя паломническая культура показывает нам эту целостность.

Ранние периоды мы можем проиллюстрировать великокняжескими и царскими вкладами в Троице-Сергиев монастырь, паломничеством Ивана Грозного – это ведь тоже было по сути паломничество. XIX столетие даёт нам примеры хождения в Лавру всенародного и простонародного.

Художественный уровень изделий, представленных в разделе «Паломничество», не так высок, но это тоже факт нашей культуры. Любопытно проследить, как заинтересованно сама Лавра подходила к этим сувенирам, как заботилась об их разнообразии и качестве.

В XVIII столетии появлялись указы Елизаветы Петровны, которая проявляла беспокойство о том, чтобы иконы для паломников писались согласно прежним образцам, были высокого качества.

Для паломников трудились в самом монастыре: здесь была литография, специально созданная в середине XIX века и просуществовавшая до 1914 года. На Посаде также работали мастера, специализировавшиеся на резьбе по дереву, особенно мастер Иван Хрустачёв в третьей четверти XIX века. Были также заказы Лавры в таких художественных центрах, как Ростов Великий, например, на финифтяные образки.

Народное восприятия всех этих вещей лучше всего это характеризует повесть Ивана Шмелева «Богомолье». Там присутствует эпизод, где богомольцы с героем повести зашли в сувенирную лавку и что выбирали на подарки. Среди подарков упоминаются священные картинки, финифтяные образки, пояса с молитовкой, резной складень – то есть как раз то, что составляло церковно-бытовой обиход широких народных масс. Думаю, что в некоторых семьях аналогичные вещи хранятся до сих пор.

Императрица Елизавета Петровна приезжала в монастырь много раз. У нас имеются многочисленные, несколько однотипные, издания 40–50-х годов XVIII века – похвальных слов, которыми императрицу приветствовали ученики лаврской семинарии, настоятель. С Елизаветой Петровной связано и переименование монастыря в лавру в 1744 году.

Существует также жалованная грамота Елизаветы Петровны монастырю на все его вотчины. Эта грамота как бы суммирует все прежние документы земельного владения монастыря. Она была оформлена в 1752 году, и, зная дальнейшие события, можно сказать, что она подводила черту земельным владениям Лавры. Спустя несколько лет произошла секуляризация церковной собственности, и все они были переданы в пользу государства.

В дальнейшем Лавру посещала императрица Екатерина II с наследником Павлом Петровичем. Государственные дела – это одно, а личное благочестие – это совсем другое. Приезжали в Лавру Николай I, Николай II – то есть, здесь бывали практически все российские императоры.

Крупнейший крестный ход произошел в 1892 году, когда широко праздновалось 500-летие преставления Сергия. Этот крестный ход начинался от Московского Кремля и за несколько дней с остановками по пути доходил до Троице-Сергиевой лавры. Он зафиксирован и в рисунках французского художника Де Лонлея, и в фотографиях Овчаренко. К этому юбилею выпускалась многочисленная паломническая сувенирная продукция. Это был взлет почитания Сергия.

Паломничество в Троице-Сергиеву лавру было одним из важных пунктов празднования и когда отмечалось 300-летие дома Романовых.

Лавра в XX веке

Говоря об истории монастыря в XXвеке, нужно отметить деятельность Комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой лавры. Это очень важный эпизод в ее истории, потому что в те смутные годы многое могло исчезнуть бесследно. Благодаря работе этой комиссии ценности Лавры всё-таки сохранились. Об этом повествуют документы 1918-1928 годов.

В них упомянуто создание в Лавре музея. Существует так же воззвание патриарха Тихона, в котором он протестует против вскрытия мощей и их последующего перемещения за стены монастыря.

После закрытия в 1918 году на протяжении многих лет монастырские традиции продолжали многие сочувствующие. Мы знаем об Олсуфьеве и Флоренском, они жили в Сергиевом Посаде, сохраняли лаврские традиции. Богослужение переместилось в храм в самом Сергиевом Посаде, позже Загорске. Так что живая память сохранялась, трагического перерыва в традиции не было.

Как раз усилиями Олсуфьева и Флоренского глава преподобного Сергия была тайно перемещена в Подмосковье, а только потом, после 1946 года, вернулась на свое место.

В музей были сданы и все мощи, они сохранялись там же. Они были перенесены в другой храм, были представлены как некий антиклерикальный объект. Но те, кто верил, почитал их как мощи, как и прежде.

Буквально на днях по телевидению прошёл документальный фильм о судьбе главы преподобного Сергия. И сказать честно, документальные кадры, которые были сняты в то время, потрясают. В том плане, что есть какое-то большое противоречие: если вся страна была православной, то как сразу, спустя буквально несколько лет такое количество людей откровенно злорадствовало по поводу нарушения неприкосновенности мощей, закрытия Лавры? Какие-то загадки нашей ментальности.

Возобновление церковной жизни относится к послевоенному времени. Первые богослужения в Лавре разрешено было совершать в 1946 году. Это, конечно, было исключительное для своего времени торжество.

Дарья Менделеева, "Правмир"

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
loading...

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение