Четверг,
17 августа 2017
Наши сообщества

Управляющий делами УПЦ: Даже если виновные в произошедшем уйдут от человеческого суда, то никто не уйдет от суда Бога

Управляющий делами УПЦ МП митрополит Бориспольский Антоний (Паканич)
Управляющий делами УПЦ МП митрополит Бориспольский Антоний (Паканич)

Управляющий делами УПЦ МП митрополит Бориспольский Антоний (Паканич) о том, как ситуация в стране повлияла на деятельность церкви.

Событий, которые за последнюю неделю произошли в Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП), хватило бы для церкви минимум на целый год. Всего за неделю УПЦ МП выбрала нового местоблюстителя и возобновила переговоры об объединении с Украинской православной церковью Киевского патриархата (УПЦ КП) и Украинской автокефальной православной церковью (УАПЦ). Все это происходило на фоне попыток захвата церковной собственности и выстраивания отношений с новой властью. О том, как повлияли последние события в стране на жизнь церкви, и о том, чего в УПЦ МП ждут от переговоров по объединению с УАПЦ и УПЦ КП, специальному корреспонденту “Ъ” ОЛЕГУ ГАВРИШУ рассказал управляющий делами УПЦ МП митрополит Бориспольский АНТОНИЙ (ПАКАНИЧ).

— Недавно прошла встреча и.о. президента Александра Турчинова с Всеукраинским союзом церквей и религиозных организаций. Каковы ее итоги?

— На этой встрече была представлена ситуация в Украине и в Киеве, какой ее видит глава Верховной рады. Было заявлено, что во многом стабилизация зависит от церквей и религиозных организаций. Каждому представителю церквей была дана возможность высказать свое мнение, поднять проблемные вопросы. В частности, местоблюститель Киевского престола нашей церкви митрополит Онуфрий (Березовский) сказал, что произошли страшные события. Даже если виновные в произошедшем уйдут от человеческого суда, то никто не уйдет от суда Бога, от ответственности за то, что было совершено убийство невинных людей. Также была высказана просьба к государству: сделать все возможное для недопустимости захвата храмов нашей церкви. Владыка Онуфрий сказал, что, по его информации, колонна Автомайдана двигалась в сторону Банчен, где находится известный православный монастырь, приют для сирот, детей-инвалидов. Когда-то строительство и создание этого приюта патронировал в том числе и бывший президент. Владыка попросил учесть, что это уже район с преобладающим румынским населением, многие здесь имеют румынские паспорта. Потому владыка просил не допустить напряженности в отношениях с Румынией.

— И как на это отреагировал господин Турчинов?

— Сказал, что сделает все возможное, чтобы не допустить эскалации межконфессиональных отношений. Потому что он понимает, что межрелигиозная война будет намного страшнее, чем противостояние политическое или социальное. Он также добавил, что правоохранительные органы работают сегодня с большим трудом и поэтому ответственность по охране государственного порядка часто берут на себя отряды самообороны. Кстати, мы могли убедиться в этом, когда появилась информация о возможной попытке захвата Киево-Печерской лавры.

— Как в целом повлияла смена власти на церковь и на все, что сейчас происходит?

— Сейчас давать какие-либо оценки сложно, поскольку все на эмоциях. Любая оценка будет необъективной. Главное — найти выход, чтобы ситуация стабилизировалась и заработали органы государственной власти. Потому что жить в таком хаосе, когда по улицам ходят вооруженные люди в масках, очень сложно. И в этом отношении церковь должна успокоить людей, примирить их друг с другом, да и с самими собой. Внутри церкви у нас сейчас все стабильно. Тем более после того, как митрополит Черновицкий и Буковинский Онуфрий (Березовский) был избран местоблюстителем митрополичьего престола. Его в нашей церкви хорошо знают как строгого монаха и подлинного пастыря.

— Многие не могут понять, зачем был выбран местоблюститель…

— Согласно уставу нашей церкви, если предстоятель не может исполнять обязанности, то допускается возможность избрать местоблюстителя, который берет на себя временное управление. Не произошло ничего, что бы противоречило уставу церкви. Блаженнейший митрополит Владимир остается предстоятелем Украинской православной церкви.

— Это понятно. Всем известно, что блаженнейший болен уже давно, но почему-то местоблюстителя выбрали именно сейчас…

— Это произошло, поскольку в государстве нестабильная ситуация, мы постоянно слышим об угрозе захвата наших монастырей и храмов. И поэтому необходима консолидация и слаженная работа центрального управления церковью. Если вы обратили внимание, блаженнейший митрополит Владимир уже почти два месяца вообще не принимал участия в богослужениях, не выступал с публичными заявлениями. Он не может это делать по состоянию здоровья.

— Новый местоблюститель УПЦ МП — проукраинский или, скорее, промосковский?

— Владыка Онуфрий был наместником Почаевской лавры и много лет служит на своей родной украинской земле. Он патриот своего отечества, он любит свой народ, и православные люди любят его. На данный момент это один из самых авторитетных архиереев Украины.

— Недавно в СМИ вас назвали духовником бывшего президента Виктора Януковича и человеком, близким к прошлой власти. Вы действительно были его духовником и дружили с прошлой властью?

— Духовник — это священник, который принимает исповедь. Я никогда не исповедовал бывшего президента. Общался я с ним в силу своего послушания. Как управляющий делами УПЦ, я общаюсь со всеми политиками, сфера деятельности которых соприкасается с церковной жизнью. Я действительно встречался со многими из них. Решением Священного синода в 2012 году мне было официально поручено курировать взаимоотношения церкви с органами государственной власти. И особенно в дни противостояния, когда я организовывал встречи с тогдашней властью и лидерами оппозиции, чтобы уговорить их не использовать силу и отказаться от своих амбиций. Чтобы в обществе, в нашем государстве не допустить кровопролития. Несколько раз по благословлению блаженнейшего митрополита Владимира я сопровождал Виктора Януковича в его поездках на Афон. Это было связано с тем, что по состоянию здоровья этого не мог делать сам блаженнейший. Так что мы встречались с президентом лишь на официальных мероприятиях или когда по праздникам он бывал на богослужении.

— Какую оценку вы можете дать этому человеку?

— Давать объективную оценку любому человеку может только Бог, но есть библейское выражение: «По плодам их узнаете их». Судя по тому, какие плоды мы пожинаем, можно давать оценку. И это очень важно помнить всем. Потому что внешне мы можем создавать впечатление очень благопристойных людей, а внутри быть совсем другого характера. Да, можно обмануть священника, можно обмануть множество избирателей, но Бога никогда не обманешь. Что человек посеет, то и пожнет. К сожалению, сегодня вся наша страна пожинает плоды раздора и вражды. И мы молимся, чтобы Господь дал терпение и мудрость украинскому народу пережить все, что нам сейчас досталось. И найти в себе силы возродить Украину как подлинно христианскую страну. Чтобы жизнь наша основывалась на законе Божьем. Закон человеческий никогда не говорит, что у тебя должно быть в душе. Но и доброе, и плохое исходит из сердца. Поэтому государство имеет будущее, только если люди выполняют законы по совести и от сердца, а не по принуждению.

— С чем связана попытка штурма Киево-Печерской лавры, которая имела место на прошлой неделе?

— Я думаю, это была провокация, вызванная нестабильностью в стране. Все началось с появления информации о том, что из лавры вывозят святыни и мощи. И это было брошено в среду людей, находившихся на Майдане, которые и направились к стенам святой лавры. Но, когда увидели, что никто не вывозит и даже в принципе вывезти ничего не может, они успокоились. Дело в том, что здесь более сотни ковчегов с мощами и для их вывоза потребовалось бы несколько грузовиков. Это просто невозможно сделать незаметно. На протяжении всей нашей истории никто и никогда не пытался вывезти из лавры святые мощи. К сожалению, кто-то попытался дестабилизировать обстановку. После первой провокации появилась вторая. Около полуночи со сцены Майдана человек, одетый в рясу, назвавший себя служителем Киевского патриархата, снова заявил, что из лавры вывозят мощи и он призывает всех идти защищать святыни, и на это якобы есть благословение Филарета (глава УПЦ КП.— “Ъ”). Это было в прямом эфире. Я сразу же связался с и.о. министра внутренних дел Арсеном Аваковым, и он дал указания, чтобы на Майдане сделали объявление, что в лавре все спокойно и не надо никуда идти. Но все же часть людей, где-то 300–500 человек, направились к лавре. Они разделились и пошли к разным воротам. Но когда удостоверились, что никто ничего не вывозит, а монахи и студенты, вышедшие на защиту, молятся, все успокоились. Где-то к трем часам утра все улеглось.

— Многие штурмующие кричали, что они не имеют ничего против УПЦ МП, но требуют, чтобы сменили наместника Киево-Печерской лавры, который поддерживал прошлую власть. Как вы относитесь к этому?

— Опять же, я считаю для себя недопустимым публично обсуждать действия как владыки Павла, так и любого другого нашего архиерея. Если он в своих действиях где-то переступил допустимую черту, то этот вопрос должен рассматривать Священный синод УПЦ, а не люди с улицы. И если синод сочтет его поведение неправильным, то примет соответствующие решения по этому поводу. Но мы не должны огульно судить о человеке. Любой член нашей церкви может написать жалобу местоблюстителю Киевского престола и Священному синоду. Такое заявление будет рассмотрено и не будет оставлено без внимания. Это гораздо более правильный и, поверьте, куда более действенный путь, чем приходить и пытаться захватить монастырь.

— Недавно появилась видеозапись, где монахи Киево-Печерской лавры сжигают большое количество неких бумаг. Многие восприняли ее так, что настоятель Киево-Печерской лавры заметает следы. Как вы можете это прокомментировать?

— Тот, кто приходит на раннюю Литургию или на Полунощницу, видит, что монахи читают поминовение о здравии и за упокой, которые написаны в больших сшитых журналах. Они написаны не на небольших записках, поскольку это не разовые поминовения, а внесены в тетради. Как правило, годовые поминальные записки верующие оставляют накануне Великого поста. Когда проходит год, эти тетради с именами уничтожаются — сжигаются. Накануне грядущего Великого поста сжигались тетради, написанные в прошлом году, как это делалось много раз из года в год.

— Так все-таки за этими попытками штурма стоял Киевский патриархат или нет?

— Официально Киевский патриархат от этого отмежевывается. Стоит ли за этим кто-то еще, я не знаю. Возможно, что кто-то координирует эти действия, ведь подобные случаи имели место не только в Киеве. В Почаев приехало несколько автобусов со священнослужителями Киевского патриархата и людьми и начали совершать молебны напротив лавры. В Сумах группа людей во главе с дьяконом Киевского патриархата пришли в епархиальное управление и потребовали от Сумского архиепископа Евлогия немедленно сослужить в кафедральном соборе с епископом Киевского патриархата, иначе будут захваты храмов. Митрополит Онуфрий вчера во время визита в Верховную раду обратился к главе УПЦ КП, сообщив, что на нашем Священном синоде было принято решение о возобновлении диалога и была создана рабочая группа по диалогу с УПЦ КП. Поэтому непонятно, почему на следующий день сложилась такая ситуация в Сумах. На это глава УПЦ КП ответил, что он не в курсе происходящего, но если там был священнослужитель Киевского патриархата, то он его пожурит. Но, в принципе, после первой попытки эскалации все пошло мирно. Хотя был поднят на ноги весь православный люд Сум.

— Но сейчас можно услышать обвинения, что при прошлой власти были попытки захвата храмов УПЦ КП со стороны УПЦ МП…

— Я не могу назвать примеров после 2010 года, когда Киевская митрополия нашей церкви была бы причастна к захвату храмов Киевского патриархата. Полагаю, что времена Аугсбургского договора, когда действовал принцип «чья власть, того и вера», уже прошли. Мы живем в другом мире. Сегодня вся жизнь государства должна проходить в правовом поле и быть в рамках Конституции. Поэтому сейчас готовится постановление Верховной рады «О праве собственности и праве пользования имуществом религиозными организациями», согласно которому государство берет на себя ответственность, чтобы таких попыток захватов храмов больше не было. Это, я надеюсь, даст основания для того, чтобы прекратились попытки посягательств на чужое имущество.

— Вы начали переговоры об объединении с УПЦ КП и УАПЦ. Но ранее глава УАПЦ заявлял, что он не может договориться об объединении с УПЦ КП в силу личных амбиций ее главы. Если даже не смогли договориться между собой УПЦ КП и УАПЦ, какие вообще гарантии, что вы договоритесь с ними?

— На встрече Всеукраинского совета церквей с и.о. президента Александром Турчиновым глава УАПЦ еще раз повторил, что личные амбиции некоторых уже сорвали процесс объединения православных. Надо сказать, что официально Украинская православная церковь ранее не вела переговоров с УПЦ КП. Был начат только процесс подготовки к диалогу. При этом с УАПЦ мы официально уже состоим в диалоге, хотя и он в последние годы практически замер. Сейчас синод нашей церкви утвердил рабочую группу для диалога. Есть много причин, почему ранее ни нам, ни УАПЦ не удалось договориться с УПЦ КП. Однако диалог с Киевским патриархатом требует спокойствия и мира. Нельзя использовать в этом диалоге сложную политическую ситуацию, чтобы оказать давление на своего оппонента. Вопросы церковные не являются политическими. Это вопрос веры, вопрос спасения и вечной жизни. Для настоящего верующего церковь — это не общественная организация, а Тело Христово. И мы должны поступать как верующие. У нас есть только одна цель: создать условия для того, чтобы человек мог спастись в церкви, основанной Господом Иисусом Христом и бережно сохраняющей Предание и каноны. Для этой цели мы и заявили о возможности диалога с УПЦ КП и УАПЦ. Все остальные цели земного характера не являются приоритетными. Иначе церковь, как богочеловеческий организм, превращается в организацию политического или светского характера, не имеющую ничего общего с задачей спасения души. В решении религиозных вопросов нельзя руководствоваться принципом политической целесообразности. Да и вообще использовать силовые аргументы недопустимо. Поэтому, начиная переговоры, мы должны помнить, что церковь — это мистическое Тело Христово, и она зиждется на догматах и канонах, которыми нельзя пренебрегать даже для решения важных, но все же земных задач.

— Хорошо, предположим, что УПЦ КП и УАПЦ вливаются в состав УПЦ МП на вполне канонической основе, как это было с Болгарской православной церковью или с РПЦЗ. А дальше УПЦ МП просит автокефалии у РПЦ, потому что для тех новых верующих, которые прибывают, это важно. Москва даст нам автокефалию?

— Давайте не будем загадывать наперед. Сейчас главная задача, чтобы в нашем обществе воцарился мир и согласие, что и даст предпосылки трудиться и молиться, чтобы в украинском православии наступило церковное единство.

— Правда ли, что в 2008 году, когда отмечали 1020-летие крещения Руси, Константинопольский патриарх Варфоломей предложил забрать под свой омофор УПЦ КП и УАПЦ, что решало бы вопрос их каноничности, однако глава УПЦ КП отказался от такого варианта, поскольку настаивал на украинском патриархате?

— Я владею информацией настолько же, насколько и вы. Об этом много писалось в СМИ, и только. Но все же я думаю, что вчерашнее высказывание главы УАПЦ об амбициях и нежелании поиска компромисса со стороны некоторых участников переговорного процесса имеет под собой основания. Все-таки надо начать переговоры, нужно время и богословская работа над вариантами решения проблемы. Комиссия должна собираться, рассматривать перечень проблемных вопросов и находить способы решения проблем.

— Вы сами верите в то, что объединение церквей возможно?

— Я молюсь за то, чтобы в Украине была единая православная церковь.

— Недавно один из сотрудников Киевской митрополии сказал про архиереев Украинской православной церкви, что они либо сильно верующие люди, которым несвойственны волнения, либо они еще не совсем поняли, что произошло. Скажите, у архиереев УПЦ есть понимание, что они живут уже вообще совсем в другой стране и в других условиях?

— Думаю, что все прекрасно понимают. Однако церковная жизнь построена по-иному. Церковь наполняется истиной Христовой. Верующий человек — подлинный реалист: живя на земле, он жаждет вечности и готовится к ней.

— Многие священнослужители и миряне УПЦ МП поддержали Евромайдан и даже выступали с его сцены, другие жестко выступили против него. Как вы оцениваете отношение и роль УПЦ МП в том, что произошло на Евромайдане?

— Церковь, как ей и подобает, молилась за то, чтобы было остановлено кровопролитие. Когда происходило это ужасное противостояние на улице Грушевского, то наши монахи из Десятинного монастыря вышли и встали между протестующими и органами внутренних дел. И это на какое-то время, на 22 часа, прекратило стрельбу и противостояние. Кроме того, именно УПЦ, председательствуя во Всеукраинском совете церквей и религиозных объединений, организовывала встречи как с оппозицией, так и с властью, призывая разрешить конфликт мирным путем и не допустить гражданской войны, не допустить разделения государства. К сожалению, не все, к чему мы призывали, дошло до умов и сердец людей, от которых зависело разрешение ситуации. К сожалению, пролилась кровь. И мы на каждой Литургии молимся об упокоении убитых, об исцелении раненых. Сейчас очень тяжелое психологическое состояние у всех, потому что жить в обстановке противостояния очень сложно. Поэтому церковь делает все возможное, чтобы успокоить всех верующих, которые по-разному видят ситуацию. При этом очень важно, чтобы противоречия общественные не вошли в церковную жизнь. Ведь в храм приходят люди с разными политическими и социальными взглядами. Но в церкви все должны объединяться вокруг Чаши Христовой. Необходимы умиротворение, проповедь о том, что любовь является основой христианской жизни, потому что наш Бог есть любовь. И нужно воспитывать в себе это состояние любви. Никогда еще ненависть и раздоры не приводили к развитию личности и общества. Нельзя на ненависти и агрессии создать что-то. На этих чувствах можно только разрушить.

— УПЦ МП что-то делает для психологической помощи и реабилитации людей, прошедших силовые противостояния?

— С самого начала противостояния было дано указание, чтобы киевские храмы были постоянно открыты. Чтобы любой человек мог прийти туда с просьбой духовного или материального характера. Поэтому храмы работают и все желающие могут прийти за духовным успокоением. Сейчас начинается Великий пост — период покаяния и духовного возрождения человеческой личности. Это духовная весна для каждого человека. В эти дни мы всех верующих призываем в храмы Божьи. Не решив духовные проблемы, мы не решим и другие — социального, политического и экономического характера.

Олег Гавриш, «Коммерсантъ-Украина».

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение