Кто придумал "Киевскую Русь"?

13:53, 16 апреля 2013
Православие
1341 0

Севастопольский новостной портал

Севастопольский новостной портал

В древности понятие «Киевская Русь» никогда не использовалось

Филарет Денисенко, скрывающийся за брендом «Патриарх Киевский и всея Украины-Руси», недавно изрек по поводу предстоящего празднования 1025-летия Крещения Руси: «Этот праздник наш, украинский. И нужно это осознавать, потому что речь идет о крещении Киевской Руси, не Московской. Москвы в то время не было, и поэтому им праздновать рано».

Иными словами, под Киевской Русью Филарет понимает некое государство со столицей в Киеве, которое более тысячи лет назад приняло христианство и которое ни в коем случае не стоит путать с совершенно другим, более поздним государством – Московской Русью.

Не нужно быть выдающимся историком, чтобы знать: Москвы в Х в. действительно еще не было. Как, впрочем, не было и Украины. Однако уже была Русь. Филарет поправляет: не Русь, а Киевская Русь! Именно так называлось государство! Эти особенности лексики «патриарха» стоят того, чтобы на них остановиться.

В связи с этим предпримем небольшой исторический экскурс. Во-первых, в древности понятие «Киевская Русь» никогда не использовалось. Названием страны и народа было просто слово «Русь». Как этническое самоназвание оно использовалось уже в договорах Олега и Игоря с греками 912 и 945 гг. Византийцы уже тогда называли Русь «Росией». В «Слове о законе и благодати» (середина XI в.) упоминается «язык (то есть народ) руский» и «Руская земля», в «Повести временных лет» – «русьстии людье» (1015 г.), «людем русьскым» (1103 г.), в «Слове о полку Игореве» – «Руськая земля», в «Задонщине» – «руский народ». Уже с XI в. фиксируется и форма «русский» (с двумя «с»).

При этом изначально Русью называлась вся государственная территория (в «Слове о законе и благодати», Лаврентьевской летописи – с 1015 г., Ипатьевской – с 1125 г.). Лишь после распада единой государственности название «Русь» в узком смысле этого слова закрепляется за Средним Поднепровьем и Киевщиной (в Ипатьевской летописи – с 1140 г., в Лаврентьевской – с 1152 г.). Слово «Русь» (наряду со словом «Россия») использовалось и в исторической науке со времени ее возникновения для обозначения обширного пространства, на котором формировалась и развивалась русская государственность в IX-XIV вв.

А как же «Киевская Русь»? Изначально это понятие возникло в исторической науке середины XIX в. в узкогеографическом смысле: для обозначения небольшого поднепровского региона – Киевской области. Именно так его стал использовать историк С.М. Соловьев (1820-1879), автор знаменитой 29-томной «Истории России с древнейших времен» (изд. с 1851 г.). Он, в частности, различал «Русь Киевскую», «Русь Черниговскую» и «Русь Ростовскую или Суздальскую». Такое же понимание встречается у Н.И. Костомарова («Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей», 1872 г.), В.О. Ключевского («Полный курс русской истории», изд. с 1904 г.) и других историков второй половины XIX – начала XX вв.

С начала ХХ в. появилось еще одно значение – хронологическое: под Киевской Русью стал пониматься первый (киевский) период истории России (Х-XII в.). Об этом заговорили историки-марксисты Н.А. Рожков, М.Н. Покровский, а также В.Н. Сторожев, М.Д. Приселков и другие. Если в рамках первого понимания Киевская Русь была географической частью Руси, то при втором – начальной стадией русской истории. И та, и другая версии основывались на идее нераздельности истории Руси.

Однако еще в конце XIX в. оформилась противоположная теория, по которой исторические судьбы Южной и Северной Руси были связаны очень слабо, а Южная Русь провозглашалась историческим предшественником одной лишь Украины. Такую теорию, в частности, усиленно культивировал М.С. Грушевский (1866-1934), однако понятием «Киевская Русь» Грушевский как раз не пользовался. Он ввел в оборот термин «Киевское государство» («Київська держава»), хотя употреблял и его синоним «Русское государство» («Руськая держава»). Украинская националистическая историография Киевскую Русь не жаловала: в тогдашних значениях она как бы растворялась в пространственных или исторических пределах большой Руси-России.

Утверждение понятия «Киевская Русь» в государственно-политическом смысле – как официального именования восточнославянского государства IX-XII вв. со столицей в Киеве, – произошло только в советское время. В таком значении «Киевская Русь» стала впервые использоваться в советских учебниках по истории, написанных после 1934 г., вместе с «Кратким курсом истории ВКП(б)». Учебники писались по указанию Сталина и прошли его личную правку. Академик Б.Д. Греков, отвечавший за подготовку разделов до XVII в., одновременно подготовил свои основные труды: «Киевская Русь» (1939) и «Культура Киевской Руси» (1944), получившие Сталинские премии. Греков вслед за Грушевским (с 1929 г. членом Академии наук СССР) употреблял понятие «Киевское государство», но впервые отождествил его с Киевской Русью. С тех пор понятие «Киевская Русь» стало употребляться именно в этом – сталинском – значении.

Греков писал: «Считаю необходимым еще раз указать, что в своей работе я имею дело с Киевской Русью не в узкотерриториальном смысле этого термина (Украина), а именно в том широком смысле «империи Рюриковичей», соответствующем западноевропейской империи Карла Великого, – включающей в себя огромную территорию, на которой впоследствии образовалось несколько самостоятельных государственных единиц. Нельзя сказать, что процесс феодализации в изучаемый отрезок времени на всем огромном пространстве территории Киевского государства протекал по своим темпам совершенно параллельно: по великому водному пути «из варяг в греки» он, несомненно, развивался интенсивнее и опережал центральное междуречье (Волги и Оки, – Ф.Г.). Общее изучение этого процесса только в главнейших центрах этой части Европы, занятой восточным славянством, мне кажется в некоторых отношениях допустимым, но и то с постоянным учетом различий природных, этнических и исторических условий каждой из больших частей этого объединения».

Итак, Греков прямо отрицал основное дореволюционное применение термина «Киевская Русь» («узкотерриториальное»), а также отмечал, что территории обширного Киевского государства, где сейчас расположена Москва, были развиты слабо, а в дальнейшем вообще начали свое самостоятельное развитие – как Франция и Германия после распада империи Каролингов. Это как раз в точности та схема, которую ныне озвучивает «патриарх всея Украины-Руси». Неужели же он читал труды Грекова? Крайне сомнительно. Но секрет таких совпадений раскрывается просто.

Маленький Миша Денисенко пошел в донецкую школу в 1936 году. Там в третьем классе он и получил разработанный при активном участии Грекова новенький учебник «Краткий курс истории СССР» 1937 года издания. Там значилось: «С начала Х века Киевское княжество славян называется Киевской Русью» (с. 13). Маленький Миша вполне мог себе представить древнерусские красно-зеленые пограничные столбы времен князя Олега, на которых было написано официальное название государства: «Киевская Русь». Как утверждалось в том же учебнике, «русское национальное государство» появилось лишь при Иване III (с. 32). Таким образом, Миша узнал: Киевская Русь к русским никакого отношения не имеет. Товарищ Сталин, главный автор этого учебника, был другом всех школьников, поэтому Михаил Антонович крепко запомнил «Киевскую Русь» на долгие годы.

Не будем к нему взыскательны. Он был всего лишь правильным советским школьником.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter