Моё летнее Рождество в Вифлееме, или знакомство с Чудом

Моё летнее Рождество в Вифлееме, или знакомство с Чудом

У входа в вертеп – лик Вифлеемской Богоматери. Держа на руках, рожденного Богомладенца, Она улыбается тихо и радостно...

В моём советском детстве не было Рождества. Был, пахнущий мандаринами и хвоей Новый год, а вот Рождество… Нет, оно, конечно, было, где-то там далеко: в шуме праздничных ярмарок и в шалостях Санта-Клаусов, прописанных в чуждых нам капиталистических странах.

Но было и другое – тихое и щемящее Рождество. Оно оживало в рассказах моей бабушки, на пожелтевших от времени открытках, и где-то там на самом донышке моей еще нежной детской души.

И потому, когда Рождество вернулось на одну шестую часть суши (Советский Союз. – Авт.), я уже кое-что о нём знала. Праздник быстро прижился, оброс старыми традициями и новыми маркетинговыми предложениями. Так что скоро в праздничной какофонии из колядок, петард, рождественских гусей и прочей мишуры затерялся и забылся чистый и далёкий образ Рождества из моего пионерского детства. Но вся эта псевдорелигиозная бутафория однажды разбилась о великую правду Чуда.

Когда я впервые попала в Храм на праздничную всенощную, Рождество обрело звук и свет и какое-то незнакомое мне раньше величие. Но по-настоящему светлый лик Рождества открылся мне лишь спустя годы в Вифлееме.

Вифлеем – на иврите - Бейт-Лехем - "Дом Хлеба", на арабском – Байт-Лахм - «Дом мяса». Несмотря на довольно частое упоминание в Библии, город не играл значительной роли в политической истории Древнего Израиля. В Книге Бытия он фигурирует также под именем Ефрафа, вблизи которого умерла и была похоронена Рахиль. Вифлеем называют – "домом Дивила». Здесь жили его прадеды Вози Руфь, его отец Иессей.

Здесь в Вифлееме Давид был помазан на царство пророком Самуилом. Уже в юности Давида город был обнесен стеной. Царь Ровоам превратил его в крепость, северо-восточный бастион оборонительной системы, охранявшей центральную область Иудеи.

Израильский народ веками жил ожиданием исполнения обетования рождения нового Давида – Мессии, Спасителя.

«…В те дни вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле. Эта перепись была первая в правление Кесаря Августа. И пошли все записываться, каждый в свой город. Пошел также и Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею, в город Давидов, называемый Вифлеем, потому что он был из дома и рода Давидова, записаться с Мариею, обрученною ему женою, которая была беременна.

Когда же они были там, наступило время родить Ей; и родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице. В той стране были на поле пастухи, которые содержали ночную стражу у стада своего. Вдруг предстал им Ангел Господень, и слава Господня осияла их; и убоялись страхом великим.

И сказал им Ангел: не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь; и вот вам знак: вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях. И внезапно явилось с Ангелом многочисленное воинство небесное, славящее Бога и взывающее: слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!»

Еще первые христиане воздвигли над Рожественским вертепом маленький храм, который был разрушен около 130 года Андрианом. Император-язычник, желая осквернить святое для христиан место, построил над пещерой капище, тем самым невольно обозначив место рождения Спасителя.

Спустя два столетия равноапостольная царица Елена без труда отыскала священную пещеру и воздвигла над ней небольшой храм. А уже в VI веке император Юстиниан построил здесь величественную Базилику – единственный храм в Палестине, дошедший до нас в своей первозданной красоте.

В храм Рождества Христова ведут «врата смирения». В средние века, для защиты храма от кочевников, имевших привычку заезжать внутрь базилики верхом, вход сделали низким и узким – его высота 120 см. С тех пор, каждый, входящий, должен благоговейно склониться перед рожденным здесь Спасителем.

Когда же, переступив порог базилики, поднимаешь голову, то на тебя обрушивается мощь и величие огромного, монументального храма. Полюбовавшись архитектурным размахом и основательностью строителей VI века, паломники, миновав гряду величественных колон, устремляются к маленькой пещере – самому сердцу храма и города.

У входа в Святой вертеп – улыбчивый лик Вифлеемской Богоматери. Держа на руках, рожденного Богомладенца, Она улыбается тихо и радостно. Она еще не знает о предстоящих страданиях, Она счастлива Своим Материнством. И Её светлая улыбка утешает и даёт надежду миллионам бездетных женщин, со слезами молящихся у чудотворной иконы.

Тонкий запах свечного воска вместе с паломниками вплывает в святая святых храма. В этой маленькой пещерке может уместиться не более 70 человек. Группы паломников быстро сменяют одна другую, но мы все же успеваем спеть пару куплетов «У Віфлеємі дивна новина…»

Корейские паломники терпеливо ждут у входа, понимая, что мы делаем что-то очень важное для нас. У нас нет ни ладана, ни смирны, ни золота, наше песнопение - это наш скромный дар рождённому Господу. И не важно, что на дворе лето, рождественская радость вневременная и непреходящая. И здесь понимаешь это особенно ярко.

К вертепу прилегает подземная галерея с пещерой праведного Иосифа, где он получил указание от Ангела Господня до времени сокрыть Богородицу с Младенцем в Египте от гнева царя Ирода. Рядом – пещера, где покоятся останки Вифлеемских младенцев, первых мучеников за Христа.

15 лет назад, в храме Рождества Христова, в день апостола Фомы начали проистекать чудеса от иконы Спасителя, находящейся на одной из мраморных колон. Лик Иисуса Христа открыл очи и заплакал. Являя, быть может, толстокожему человечеству, как когда-то неверующему Фоме последний шанс на спасение.

Соседний францисканский храм тоже знает цену чуду. В Молочном гроте, где по преданию Богородица кормила Младенца-Христа, укрываясь от преследований Ирода, бездетные пары молятся о рождении ребёнка, увозя с собой надежду и измельченную в порошок глину священных стен. Они с молитвой выпивают чудо-порошок и потом со всех уголков мира в Вифлеем летят письма-благодарности и фото рождённых деток. Есть среди них и счастливчики из Украины.

К востоку от Вифлеема, у селения Бейт Сахур, находится Поле Пастушков, место, где бедные пастыри сподобились слышать Ангельское пение. На том месте – греческий православный храм.

В последний раз окинув взглядом, ставший крошечным Вифлеем, мы садимся в автобусы и жажда чуда ведет нас дальше по Земле, не зря названной Святой. Увозя с собой светлое и радостное ощущение Рождества, такого близкого и родного, посреди чужого жаркого палестинского лета. Это лето до конца дней, в давно уже не суровые зимы на родине, будет согревать меня: воспоминанием об улыбке Вифлеемской Богоматери, о колядке в Святом вертепе, и об ощущение Чуда, которое вот-вот родится в убогой пещере и в моей душе.

…Он спал, весь сияющий,
в яслях из дуба,
Как месяца луч в углубленье дупла.
Ему заменяли овчинную шубу
Ослиные губы и ноздри вола.
Стояли в тени,
словно в сумраке хлева,
Шептались, едва подбирая слова.
Вдруг кто-то в потёмках,
немного налево
От яслей рукой отодвинул волхва,
И тот оглянулся: с порога на деву,
Как гостья,
смотрела звезда Рождества.

Б.ПАСТЕРНАК

Надежда Стешенко-Григорьева – для «УНИАН-Религии»

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter