Вспоминая отца Иону

13:53, 04 января 2013
315 0

PRAVMIR в Украине

PRAVMIR в Украине

18 декабря 2012 года преставился ко Господу духовник Свято-Успенского Патриаршего Одесского мужского монастыря схиархимандрит Иона (Игнатенко) — знаменитый старец и духовный наставник. Невозможно сосчитать, сколько людей побывало у него в Одессе. На протяжении многих лет они ежедневно выстраивались в длинную очередь, чтобы встретиться со старцем, получить его благословение, испросить совета и молитв.

О масштабах популярности отца Ионы в народе можно судить даже по Интернету. Сайт почитателей, десятки видеороликов, сотни упоминаний, двухтысячное сообщество «Вконтакте»… Несмотря на все это, информации о старце не так уж и много. В основном — рассказы о разовых поездках к нему, благодарности за помощь, цитаты из бесед, краткие и противоречивые биографические сведения. И почти ничего о его монашеской жизни. В общем, многим был известен отец Иона, но мало кто близко знал его.

Нам удалось найти такого человека. Художник-иконописец, преподаватель Полтавской духовной семинарии Антон Павлович Копач в бытность свою послушником Свято-Успенского монастыря несколько лет исполнял обязанности келейника отца Ионы. По просьбе редакции Правмира он поделился с читателями своими воспоминаниями о старце.

Схиархимандрит Иона (Игнатенко)

Схиархимандрит Иона (Игнатенко)

«Отец Иона достался мне «по наследству»

Решение о монашеской жизни у меня созрело в студенческой юности. Мечтал когда-нибудь попасть на Афон. А пока решил выбрать какой-нибудь наш монастырь, поближе к Святой Горе. Ближе всего по карте оказалась Одесса. В тамошний Свято-Успенский монастырь я сперва приезжал пожить на лето, а в 1996 году, после окончания Днепропетровского художественного училища, приехал проситься в послушники.

Взяли меня не сразу. Сказали — нам нужны образованные. Поступи в семинарию, отучись, тогда приходи. Так я и сделал. После первого курса перешел жить в монастырь, а после второго перевелся на заочное отделение и стал послушником.

Отец Иона уже тогда был очень популярен. Монастырь буквально штурмовали люди, желающие встретиться со старцем. Не только мне, послушнику, было сложно попасть к нему, но даже и монахам, чьим восприемником в постриге он был. Конечно, как и многие, я мечтал о таком духовном наставнике, молился об этом. Но даже и предположить не мог, при каких обстоятельствах мне доведется попасть к отцу Ионе. Келейников ему тогда не нужно было вовсе. Он очень самостоятельный был и вполне мог бы ухаживать за собой сам.

Отец Иона страдал болезнью ног. Каждый вечер он их парил. Нужно было принести ведро горячей воды, а после процедуры смазать ноги лечебной мазью. Это послушание нес послушник по имени Яков. По благословению отца Ионы он ушел на Афон, жил в скиту у о. Рафаила (Берестова), пока скит не разогнали греки… Так вот, после отъезда Якова отец Иона «по наследству» достался мне. И с 1998 до 2001 год я был у него келейником, если можно это так назвать.

Помню, как я впервые пришел к нему с ведром горячей воды. Постучался, сказал, зачем пришел. Заходи, говорит. Пока я делал процедуру, отец Иона молча молился. Потом сказал: «Все у тебя будет хорошо. Бог все даст». С этими его словами в памяти и в душе я жил и живу все эти годы…

У иеромонаха Ионы был родной брат. Не знаю, жив ли он еще, но в те годы приезжал в монастырь. Как-то я несу воду и слышу, как брат говорит обо мне: «Зачем он тебе нужен? Чего он тут ходит». А отец Иона на это отвечает: «Это не он мне нужен, а я ему». То есть, он смирялся даже передо мной, в ком не нуждался и кто ему, можно сказать, навязался…

Пока отец Иона парил ноги, я читал вслух молитвенное правило или книгу — то, что он попросит. Любимой его книгой были поучения преподобного Силуана Афонского.

Афон занимал особое место в сердце старца. Он неоднократно бывал там и всегда с душой говорил о Святой Горе. Он очень хотел туда уехать. Греки его приглашали. В Великой Лавре к нему очень почтительно относились. Но отец Иона всегда говорил, что Богородица указала ему место в Свято-Успенском монастыре, и что Ее воля на то, чтобы он был здесь.

«В миру это был жесткий, сильный и гордый мужик»

О биографии отца Ионы и его жизни до монастыря я знаю мало. Никогда не расспрашивал его об этом, имею лишь общие представления из его рассказов. Не знаю даже точно, откуда он родом. Почему-то думается, что с Кубани или из другого, близкого к Кавказу, региона.

Подробно о своей молодости старец не рассказывал. Но по тому, что мне довелось слышать от него, можно сказать, что в миру это был жесткий, сильный и гордый мужик. В Интернете можно найти нелицеприятные цитаты отца Ионы о своих молодых годах. Думаю, свой отпечаток наложила среда, в которой он рос, окружение — колхозные люди. Не люди, воспитанные на земле, а именно колхозные люди — сельские пролетарии. И строгостью нравов эта среда вряд ли отличалась. Но даже в этой среде будущий старец считался боевым парнем. Никого не боялся, ходил с ружьем. Даже отец его упрекал за это, мол, никто в семье оружия не носил…

В молодости работал трактористом. Тогда с ним произошла чудесная история. Пахал он ночью и нечаянно заснул за рулем трактора. Внезапно проснулся, видит — в свете фар перед трактором стоит женщина. Он заглушил мотор, выскочил — никого нет. А на том месте, где женщина стояла, обрыв. Отец Иона говорил, что это Богородица его от смерти спасла.

После этого ли случая, или нет, но он уверовал. С большим рвением, как многие люди, сердца которых впервые коснулась Божья благодать. Только отец Иона это рвение не оставлял до конца жизни…

Услышав, что в Абхазии живут монахи-отшельники, святые подвижники, отец Иона ушел на Кавказ. Пешком, по Военно-Грузинской дороге. И стал жить среди братии. Это те самые отшельники, о которых рассказывает книга «В горах Кавказа», написанная монахом Меркурием. Некоторые люди, описанные в этой книге, живы до сих пор.

Несколько лет прожил на Кавказе с монахами. А потом ему стала часто сниться мать. Один из старцев сказал отцу Ионе, что это она молится о сыне, тоскует, ищет. И благословил вернуться домой…

Обстоятельств встречи отца Ионы с преподобным Кукшей, о которой так много говорят в Одессе, я не знаю. Кажется, отец Кукша тогда был в Почаеве и благословил бывшего тракториста отправляться в Одессу, в Свято-Успенский монастырь. Правда, сразу его в монастырь не взяли, но отец Иона не уехал. Рядом с монастырем, со стороны моря, есть глиняные обрывы. Он вырыл в них пещерку и жил в ней некоторое время. И даже, говорят, перезимовал. Пещерка эта была цела до недавнего времени, в ней жил кто-то еще. Когда власть поменялась, там устроили свалку мусора, а потом просто закопали.

В монастырь же отец Иона сперва попал благодаря его навыкам тракториста. Советская власть оставила монастырь без электричества. Монахи установили дизель-генератор военного образца, вагончик такой. А для обслуживания его понадобился дизелист. Вот и позвали отца Иону.

Потом он жил в монастыре как простой рабочий. Трудился на коровнике. И, как говорят, очень претерпевал там. Смиряли его матушки, даже помоями обливали. Там же где-то и спал, рядом с коровами. Подробностей не знаю, это уже из того, что о нем рассказывали.

«Порой казалось, что люди хотели порвать его на амулетики»

Это был человек грандиозного смирения. Просто удивительного, если знать его природный характер. И это абсолютное смирение проявлялось буквально во всем.

Его келья в угловой башенке на втором этаже зимой была холодной, летом — ужасно жаркой, так как выходила окнами на солнечную сторону. К тому же, постоянно продымленной — внизу был душ с печным подогревом. Когда мы дважды в неделю разжигали эту разбитую печку, дым просачивался вверх, где жили старички-монахи, в том числе — отец Иона. Пожилой и больной, он никогда не жаловался на это.

Спал он на полу. Кровать в келье была, но она, как правило, была вся заставлена книжками и другими вещами, подарками, которые приносили отцу Ионе люди. Своим гостям он часто давал что-нибудь с этой кровати.

Исповедовал отец Иона в приделе Успенского храма. Придел тесный, люди его обступят тесной стеной, воздуха нет… А он сидит там со своими больными ногами и до службы, и всю службу, и после службы. Все исповедует. Уже другие священники закончили и ушли в алтарь, а вокруг отца Ионы все толпа исповедников стоит.

Вообще, вот эта огромная популярность отца Ионы в народе была для него тяжким крестом, который он безропотно нес. В своем отношении к этому он был для меня идеалом современного монашества, образом истинного покаяния и смирения…

Эта постоянная окруженность людьми, их почитание… И не просто почитание, а почти обожание. Порой казалось, что обступившие старца люди хотят порвать его на амулетики! А он слабый, больной, все терпел, никого не укорил. Это было его мученичество, его Голгофа…

Вокруг него было много людей, которые… спекулировали на нем, что ли. Встречались не совсем адекватные люди. Это, кстати, видно и по тому, как сейчас об отце Ионе в Интернете пишут.

Схиархимандрит Иона и митрополит Одесский Агафангел

Схиархимандрит Иона и митрополит Одесский Агафангел

По мировоззрению отец Иона был монархистом. За святую Русь. Но без перегибов. А его часто окружали какие-то типа казаки, чуть ли не черносотенцы. Слали ему письма. Помню, написал ему раз казак, какой-то боевой дядька, что они нашли какие-то пещеры и в них тренируются. Отец Иона с таким сокрушением отнесся к этому письму! Как будто к неразумию какому. И так бывало не раз.

Нет, он не говорил, что то или иное — плохо. Не осуждал никого. Но я находился рядом и ощущал его состояние. В нем было и сопереживание, и соболезнование, и желание добра людям, стремящимся как-то реализовать свои лучшие побуждения, и сожаление о том, что они не всегда реализуют их разумно. И это было всегда смиренно, без осуждения.

«После исцеления девушка изменилась до неузнаваемости»

Много говорят о случаях чудесного исцеления по молитвам отца Ионы. Я такими случаями специально не интересовался. Не придавал особого значения. Но несколько таких случаев остались в памяти.

У меня было послушание дежурства на воротах, где был хозяйственный вход. Справа от входа была вахтерка дежурного, а слева — келейка, в которой отец Иона принимал людей. Все эти люди были у меня перед глазами. Одна девушка, ходившая к отцу Ионе, явно выделялась нездоровым видом. Лет 17–18, острые черты лица, синяки под глазами… Неприятное и даже отталкивающее впечатление производила. Кричала на молитве. В общем, все признаки одержимости присутствовали…

И вот как-то я стою во дворе семинарии, разговариваю с семинаристами. Идет мимо девушка — милая такая, симпатичная, приятная. И кто-то говорит: это же та самая, что лечилась у отца Ионы. А я не могу вспомнить ее. Потом вспоминаю — да, действительно. Помню, меня это поразило. После исцеления эта девушка изменилась до неузнаваемости!

О втором случае я узнал, когда нес послушание в монастырской больнице. Там была матушка — профессиональный врач. Ее рассказ я принял как неоспоримый факт. К отцу Ионе привезли девочку — благословиться перед операцией. У нее был гнойный пиелонефрит, поразивший две почки, и одну почку нужно было удалять. После молитв отца Ионы, когда ее отправили на операцию, и когда сделали предварительный рентген, обнаружилось, что обе почки здоровы. Одна еще сохраняла остаточные признаки пиелонефрита, а вторая была здорова полностью.

«Он много знал, но мало говорил»

По мирским меркам отец Иона был человеком малообразованным. Медленно читал. Говорить не очень умел и не особо хотел, хотя со всеми говорил. У него были в запасе наработанные клише рассказов и историй. И когда нужно было, он просто как будто магнитофон включал и пересказывал их. Бывало, идет по монастырю, группа людей возле него собирается, он рассказывает им несколько историй. Пойдет дальше — вторая группа, которая тоже чего-то ждет. Он опять рассказывает им эти же истории. Потом третья, и так далее…

У меня сложилось впечатление, что отец Иона очень много знал, но мало говорил. Я мечтал об Афоне, переписывался с отцом Рафаилом (Берестовым), тот согласен был меня принять в братию Новой Фиваиды. Все это я рассказывал отцу Ионе. Он слушал, вздыхал, говорил: ну да, ну да… Как бы скептически… На Афон я так и не попал. Скит греки закрыли, а меня греческий консул не впустил, не выдал длительную визу.

Многие люди приходили к старцу за советами. Говорят, отец Иона, благословите сделать то-то и то-то. Отец Иона повздыхает, помолится: «Бог вам в помощь!». И никогда не спорил с людьми, даже если был с чем-то не согласен. Смирение для него было главным.

В особо серьезных случаях старец давал и конкретные советы. Один уважаемый отец, наш бывший семинарист, после долгих скитаний за границей вернулся на родину и оказался на жизненном перепутье. У него было три благословения — ехать на Афон, учиться в академии или обустраивать скит в Подмосковье, где уже была и земля, и спонсоры. Трое суток он жил в моей келье, спал на свободной кровати. И только потом отец Иона благословил его на академию. Видимо, все это время молился, как Господь на сердце положит.

Сколько у него было духовных чад — вряд ли возможно сосчитать. Да он наверняка и не считал. Знали его повсюду и ехали к нему отовсюду. Из-за границы люди приезжали, из Германии, из Штатов ездил какой-то дедушка.

Отец Иона так и называл себя — многодетным. Говорил мне: «Хорошо быть монахом! Вот ты женишься — сколько у тебя детей может быть? А я не женат, зато знаешь, сколько у меня детей много? Я такой многодетный!»

«Никакое видео не передаст величия этого человека»

После семинарии я хотел учиться дальше, поступать на иконописное отделение. В силу ряда обстоятельств мне пришлось уехать из монастыря.

С отцом Ионой с тех пор, как поступил учиться в Троице-Сергиеву лавру, я  виделся всего лишь несколько раз, приезжая в Одессу. Писем ему не писал, зная, как много ему пишут и без меня. Неловко было беспокоить старца. Жил с его благословением, храня в душе первые обращенные ко мне слова: «Все у тебя будет хорошо. Бог все даст».

Последний раз я видел отца Иону пять лет назад, когда приезжал за благословением на женитьбу. Честно говоря, боялся. Не понаслышке знал, что старцы часто не благословляют на брак бывших послушников. Но отец Иона тепло благословил…

Буквально за неделю до его смерти передо мной возникла жизненная дилемма. Была возможность уехать в Америку, требовалось только приложить усилия. Долго колебался, думал, мучился, не зная, как поступить. И вот приснился мне отец Иона и во сне сказал: «Не спеши». Для меня это было так сильно, что все сомнения разом отпали. Знаю, что снам особо верить не положено, но бывают особые сны, оставляющие глубокие впечатления. Я позвонил своему однокурснику, отцу Евгению. Он говорит: может, тебе надо к нему съездить? Нужно было сразу ехать, а я отложил, по семейным делам закрутился. Теперь жалею…

Говорить, вспоминать о старце можно много. Но никакой рассказ не заменит чувства, которое возникало при живом общении с ним. Никакое видео не передаст величия этого человека, Божественного действия, которое присутствовало в нем. Благодарю Бога за то, что отец Иона был в моей жизни. Упокой, Господи, душу новопреставленного раба Твоего схиархимандрита Ионы!

Записал Артем Левченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter