Закон о трансплантации органов: каким он должен быть в Украине?

22:49, 14 ноября 2012
Православие
270 0

"Православие в Украине"

"Православие в Украине"

Развитие трансплантологии в Украине возможно только на основе добровольного прижизненного согласия донора. Продлению жизни человека служит осознанная, а не предполагаемая, воля другого человека спасти чужую жизнь.

Именно такая нравственная воля, отражаясь в гражданском законодательстве, может стать преградой на пути не только к предполагаемым, но и к реальным нравственным и юридическим преступлениям.

***

Отгоняя мысли об аварии, несчастном случае и ДТП

Жизнь и здоровье человека является наивысшей ценностью во всем мире. Медицина постоянно развивается, ищет новые пути и методы лечения, которые помогают бороться со многими заболеваниями. Трансплантация является сегодня одной из самых наукоемких и динамично развивающихся современных медицинских технологий. Пересадка органов помогает сохранить жизнь безнадежным больным, благодаря этим операциям в разных странах спасены тысячи людей, которые прежде были обречены на смерть или инвалидность. Как метод лечения трансплантация показана при большом количестве самых разнообразных заболеваний, зачастую она является единственным способом спасения человеческой жизни.

свв. Косьма и ДамианСвв. Косьма и Дамиан  первые "трансплантологи"  спасли безнадёжного больного, пересадив ему ногу умершего накануне мавра.

Вместе с тем развитие данной области медицины, увеличивая потребность в необходимых органах, порождает определенные  нравственные проблемы и может представлять опасность для общества. С самого начала трансплантология поставила перед обществом ряд правовых, медицинских и этических вопросов, значительная часть которых не разрешена и в настоящее время. Наличие медицинского диплома дает мне право высказать свое мнение по этому вопросу.

В данной статье речь пойдет о главном принципе ныне действующего Закона Украины «О трансплантации органов и других анатомических материалов человека». В последнее время этот документ стал предметом обсуждения в разных кругах, вернее – его основополагающий принцип «презумпции несогласия» потенциального донора. То есть, закон запрещает трансплантацию при высказанном несогласии лица быть донором, или если такое согласие невозможно получить у близких и родственников умершего.

На данный момент основным источником органов и тканей для трансплантации  является трупное донорство. А часто ли в своей жизни, особенно в относительно короткую пору бесшабашной и беспроблемной молодости, человек задумывается о посмертной судьбе своих глаз, кожи, печени и сердца? Да многие и о смерти думают, как о чем-то совершенно далеком, отбрасывая даже мысли о несчастном случае, об аварии на производстве, о ДТП.

Как погибший распорядился бы своими органами, спроси это у него при жизни? Поэтому одним из вопросов, вызывающих бурные споры, является вопрос о том, когда более всего учитывается воля донора при посмертном донорстве.

Плюсы и минусы согласия

Необходимо посмотреть на эту проблему не только с точки зрения больного (реципиента), но и с точки зрения умершего, у которого изымают органы (донора). Существует три вида юридического регулирования изъятия органов у умершего человека: это рутинное изъятие, принцип презумпции согласия и принцип презумпции несогласия. Рассмотрим каждый из этих видов, отвечая на поставленный вопрос.

Суть принципа рутинного забора  заключается в том, что тело после смерти человека согласно этому принципу становится собственностью государства. Это означает, что решение об изъятии органов принимается исходя из интересов и потребностей государства. Такая модель имела место в советской системе здравоохранения с 1937 года и сохранялась до 1992 года. Рутинное изъятие утратило свою правомерность в современном обществе, поэтому правильнее будет сказать, что основных принципа два: принцип презумпции согласия и принцип презумпции несогласия.

Презумпция согласия действует  в России, Австрии, Бельгии, Испании,  Англии, Чехии, Беларуси, Великобритании, Венгрии и ряде других стран. Презумпция несогласия закреплена в законодательствах США, Канады, Германии, Франции, Португалии, Голландии, Украине и фактически действует в Польше. Из существующих систем в мировой практике каждая имеет свои плюсы и минусы. Изложенная в тех или иных законах "презумпция", фигурально говоря, злоупотребляет неведением человека.

Презумпция согласия означает, что каждый гражданин вроде бы изначально согласен, что его органы после смерти будут использованы для пересадки другим. Другими словами, если на момент смерти  человека у врачей не будет документа  от пациента, что он против, или не придут и не заявят об этом родственники, то органы могут быть забраны. Отсутствие выраженного отказа трактуется данным принципом как согласие. 

Важнейшим условием для реализации права человека или его родственников на отказ от изъятия органов является полная информированность населения о сути этого права и о механизмах фиксации своего отказа. На примере России можно сказать, что на сегодняшний день большинство не знает, что по закону все граждане согласны быть донорами и врач не обязан спрашивать согласия у родственников умершего. Подавляющее большинство не знакомо с механизмом оформления прижизненного отказа, который разъяснен лишь в ведомственной инструкции Минздрава, что является существенным нарушением прав граждан. Данная модель фактически нарушает принцип добровольного информированного согласия, не создает условий для соблюдения права личности на определение судьбы своего физического тела. При таком принципе возникает риск криминализации данной отрасли медицины.

Люди должны иметь четкие знания о трансплантологии и серьезно относиться к проблемам пересадки органов, заранее оформлять специальные документы  или делать записи в своих водительских правах, паспортах, других документах. Из них в несчастных случаях врачи могут узнать об отношении человека к донорству. Так, например, в Германии потенциальному донору уже со школьной скамьи разъясняется, что он при жизни обязан решать: предоставит он возможность изъятия своих органов или нет, а в США практикуют предоставление "личных карточек" людям, выразившим добровольное согласие на забор у них органов или тканей.

Одним из имеющих право на реализацию в жизни решений может быть отметка в паспорте молодого человека при его вручении о согласии или несогласии отдать после своей смерти собственные органы и (или) ткани. Психологически, в основе конфликтогенности этого принципа лежит расхождение между абстрактной готовностью людей к донорству и реализацией этой готовности в виде прижизненного юридически оформленного согласия, подсознательное нежелание вносить в свою жизнь столь явное напоминание о предстоящей собственной смерти.

Однозначно, такая форма спорна, трудоемка и небезупречна с точки зрения молодости человека – в 16 лет трудно осознать всю сложность и ответственность своего отношения к трансплантологии. Но невозможно спорить и с тем, что она, все же, представляет, пусть несовершенную, но вполне конкретную попытку выяснить отношение человека к весьма деликатному вопросу. Конечно, соответствующая запись в паспорте не является пожизненным и необратимым решением. Наличие записи  вольно или невольно заставляет человека в течение жизни возвращаться к этой личной для него проблеме, корригировать свое первоначальное решение, т.е. в конечном итоге принять продуманное решение.

Для медицинского учреждения, осуществляющего изъятие, органы и ткани, отделенные и отчужденные от организма, при наличии презумпции согласия механически приобретают статус вещей (товара). Закрепление данного статуса превращает медицинское учреждение в собственника трупного трансплантологического материала с ожидаемыми для этого медучреждения последствиями и действиями. Нетрудно определить существующую степень опасности, возможной в случае игнорирования фундаментальных этических оснований существования общества.

Отрицательной стороной, по мнению профессора И.В.Силуяновой, также является то, что принцип презумпции согласия вынуждает врача совершать, по сути, насильственное действие, т. к. действие с человеком или его собственностью без его согласия  квалифицируется в этике как «насилие».

Положительной стороной «презумпции согласия» является то, что этот принцип формирует источник  большего количества органов для трансплантации. Для врачей существенно облегчается процедура получения органов, им не нужно получать согласие  от родных.

Сторонники смены принципа презумпции несогласия на принцип презумпции согласия в законе «О трансплантации…» приводят пример Беларуси, где изменили принцип, после чего увеличилось количество пересадок. Но в данном случае не надо забывать о еще одном важном факторе – разработке государственной программы, в результате которой существенно увеличилось финансирование данной отрасли медицины.  

Суть противоположного подхода

В соответствии с презумпцией несогласия предполагается, что каждый человек заранее не согласен с тем, что его органы будут пересажены другому человеку. Органы можно изъять только в случае получения прижизненного согласия от самого человека либо согласия родственников после его смерти. В зависимости  от того, обладают ли родственники правом принимать решение, различают два варианта  принципа «презумпции несогласия»:

  • принцип узкого согласия
  • принцип расширенного согласия.

Принцип узкого согласия предполагает учет только мнения потенциального донора. Волеизъявление родственников не учитывается.

При расширенном согласии учитывается не только волеизъявление донора при жизни, но и родственников донора после его смерти. Последний вариант наиболее распространен в Европе. К минусам данной модели относят потенциальное снижение количества органов для трансплантации, за счет более сложной процедуры получения согласия по сравнению с моделью презумпции согласия (хотя, необходимо отметить, что целый ряд исследователей  полагают, что значимая связь между тем или иным принципом изъятия органов и количеством собираемых органов – отсутствует).

Каковы отрицательные и положительные стороны принципа «презумпции несогласия»? К недостаткам относят то, что для родственников принятие решения является чрезмерной психологической нагрузкой. Для устранения этого недостатка трансплантологи Германии и скандинавских стран предлагают следующее решение, которое еще называют «принцип информационной модели». В соответствии с ним родственники не должны сразу принимать решения о разрешении изъятия органов. После информирования их о возможности трансплантации (изъятия) органов, они в течение установленного времени могут выразить свое согласие или несогласие. При этом в беседе с родственниками также подчеркивается, что если втечение установленного срока несогласие не будет выражено, то трансплантация осуществится.

Таким образом, с одной стороны воля родственников будет учтена, с другой у тех родственников, у которых нет желания решать  этот вопрос  от перенапряжения есть возможность не принимать его. Но при информационной модели опасность состоит в том, что волеизъявлению родственников будет уделяться больше внимания, чем возможному волеизъявлению потенциального донора.

Некоторые исследователи считают, что ситуация, при которой врач должен задавать вопрос родственникам о разрешении на донорство, сразу вслед за известием о смерти, экстремальна и превышает допустимые психологические нагрузки и на родственников, и на врача. Впрочем, следует отметить, что в мировой медицинской практике уже существуют подходы к решению  этой проблемы. В некоторых американских  штатах закон обязывает медиков в обозначенных случаях обращаться к родственникам умершего с предложением об изъятии органов и тканей для трансплантологии. Тем самым с врачей в какой-то степени снимается моральное и психологическое бремя. Ведь одно дело говорить эти слова от своего лица и совсем другое – от лица закона.

Смерть – это область нравственных отношений между живыми и умершими

Как священнослужитель, я обязан дополнить ответ на поставленный вначале статьи вопрос также и религиозной точкой зрения. 

Стремление науки своими средствами обосновать донорство не вполне корректно. Обоснование донорства – не задача науки, будь то физиология, биология, химия, генетика и т. п. Реальные возможности обоснования донорства заключены не в науке, а в самой религии.

Христианство, иудаизм и ислам сохраняют почтительное отношение к телу покойного. К сожалению, понимание смерти в материалистическом мировоззрении порождает весьма типичное к ней отношение. Христианская позиция, которую ясно выразил профессор богословия В.И.Несмелов, исходит из того, что физическая смерть – не столько переход в новую жизнь, сколько «последний момент действительной жизни». Понимание смерти как пусть последней, но «стадии жизни», как «личностно значимого события», отношение к которому – это область человеколюбия, область собственно нравственного отношения между человеком умершим и человеком живым.

В христианстве мертвое тело остается пространством личности. Почтение к умершему непосредственно связано с уважением к живущему. Утрата почтения к умершему, в частности, нанесение повреждений телу, влечет за собой потерю уважения к живущему. Прагматическое использование трупов в медицине, как правило, влечет за собой усиление потребительского отношения к человеку. Лишь только в презумпции несогласия существует реальный механизм противостояния этому.

Поэтому с точки зрения религиозной этики, реализации прав человека, из позиций системного медико-правового восприятие трансплантологии и моральной оценки именно презумпция несогласия позволяет:

– более всего учесть волю человека;

– качественнее осуществлять защиту прав и законных интересов граждан при предоставлении медицинской помощи;

– максимально соблюдать и защищать фундаментальное право человека на свободу и добровольное определения судьбы своего физического тела после смерти;

– создать условия для предоставления исключительного права лицу или его родственникам на определение судьбы своего физического тела;

– обеспечить охрану телесной неприкосновенности после смерти человека;

– усилить веру человека в достойное отношение к его телу после смерти;

– снизить потенциальную возможность криминализации этой отрасли медицины;

– освободить врача от психо-эмоциональных перегрузок, связанных с совершением этически некорректных (в частности, насильственных) действий. Это особенно значимо для личности врача, так как известно, что человек, совершающий действие, противоречащее традиционным нормам морали, неизбежно подвергает себя риску разрушить психо-эмоциональную стабильность  своей личности.

Интересы человека выше интересов науки

До недавнего времени в обществе доминировало преобладание интересов государства и науки над правами, свободами и интересами отдельно взятой личности. А в литературе отмечается, что не в последнюю очередь современные СМИ вызывают у населения опасения по поводу использования человеческих трупов в царстве науки.  Но пожертвование органов необходимо понимать в процессе принятия решения как проявление любви к ближнему (христианского долга), либо как социальная обязанность.

Очевидно, что в первую очередь каждый гражданин должен определить свое личное отношение к данной проблеме, а государство, в свою очередь, должно обеспечить надежную законодательную базу для реализации принятого решения и защиты прав граждан, как реципиентов, так и доноров.При любых обстоятельствах важно одно – строгое соблюдение добровольного начала при решении данного вопроса, всех этических, правовых и нравственных принципов. Об этом свидетельствуют и международные документы, так в "Конвенции о правах человека и биомедицине" (Совет Европы, 1997) в ст. 2 "Верховенство человеческого существа" говорится: «Интересы и благо человеческого существа должны иметь преимущество над интересами общества или науки».

Признаком развитого, прежде всего в нравственном отношении, общества является готовность людей к жертвенному спасению жизни, способность человека к осознанному, информированному и свободному согласию на помощь другому человеку (на донорство). Поэтому добровольное прижизненное согласие донора является условием правомерности и нравственной приемлемости изъятия органов. Продлению жизни человека служит осознанная, а не предполагаемая, воля другого человека спасти чужую человеческую жизнь. Именно такая нравственная воля, отражаясь в гражданском законодательстве, может стать преградой на пути не только к предполагаемым, но и к реальным нравственным и юридическим преступлениям.

Долго и сложно? Главное – не аморально

Отдаю себе отчет, насколько важную тему я затронул. Знаю, что мои слова, размышления, советы многими воспримутся как позиция всей Православной Церкви, и верующие ждут простого указания: разрешать использовать свои органы после смерти или нет?

Подчеркиваю еще раз: на мой взгляд, в первую очередь каждый человек  лично определяет свое отношение к трансплантологии. Кто-то хочет искренне помочь ближнему, отдав органы для пересадки после своей смерти, – пожалуйста. Другой опасается злоупотреблений – имеет полное право.

Но как человеку определиться, когда у нас в обществе эта тема практически не обсуждается? Именно поэтому так важно формировать позитивное общественное отношение к посмертному донорству, поскольку оно спасает не одну человеческую жизнь.

Государственные, религиозные и медицинские учреждения должны не только пропагандировать сочувствие тем, кто находится в ситуации зависимости от пожертвования жизненно важного органа, но и взращивать доверие к серьезности и важности процесса пересадки органов. Необходимо также в сообществе медиков позаботиться о том, чтобы врачи, медицинский персонал и администрации больниц больше предлагали свою помощь нуждающимся в совете, осуществлялось взаимодействие клиник вне трансплантационных центров.

Однажды мне сказали, что изменить общественное мнение с учетом консервативных морально-этических норм по вопросу о трансплантации – это очень долго и сложно. По моему мнению, чтобы увеличить число пожертвований органов, нужен не столько закон (он уже есть), как разработка государственной программы  с достойным её финансированием,  но более всего важно – это широкое привлечение всех слоев общества вместе с медиками и священниками к решению этой проблемы. Может быть, это и будет не так быстро, однозначно нелегко, но это будет морально, этически выверено, без нарушения главной ценности человека –  личностной свободы, что принесет необходимый  надежный эффект.

Являясь священнослужителем по призванию и врачом по образованию, не могу оставаться равнодушным к обсуждаемой проблеме, готов принять активное участие в её решении, а также хочу призвать медиков, общественных деятелей, СМИ, всех кого это волнует, выступить всем вместе в объяснении простым гражданам проблем трансплантологии. Всем вместе это можно сделать у нас в Украине, а значит – возможно и бурное развитие такой необходимой и важной отрасли медицины, как трансплантология, в результате чего будут спасены многие жизни, но при этом не нарушены права тех, благодаря которым это произойдет.

***

Совсем недавно мы избрали новый состав Верховной Рады Украины. Хотелось бы поздравить новых народных депутатов с тем, что они удостоены доверия людей, и пожелать успешной, а главное плодотворной и полезной для нашего народа законотворческой работы. Новому парламенту предстоит решать множество проблем, одной из которых является активно обсуждаемая в определенных кругах проблема изменения главного принципа закона Украины «О трансплантации …» – презумпции несогласия на презумпцию согласия.   

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter