Нескучный сад

Заметка диакона Августина Соколовски, доктора Фрибургского университета и преподавателя Киевской Духовной Академии посвящена сошествию Спасителя во ад и теме смерти Бога.

«Бог умер, мы убили его». Эти слова немецкого философа Фридриха Ницше, начавшие собой новую эпоху в истории человечества, несут в себе глубокую правду. Бог уходит из мира, уходит из человеческого сердца, уходит из общества, если он превращается в идола. Превращенный в идола Бог становится синонимом, заменяющим своим именем любое другое понятие. Возвращенное на свое место, это понятие вытесняет Бога.

В течение столетий многие видели в Боге, в вере в Него, гаранта стабильности общества. После того, как стабильность была достигнута, Бог сделался не необходимым. Многие полагали, что Бог является средством сдерживания негативных сил в самом человеке. Всем знакомы слова Достоевского: «Если Бога нет - то все позволено». Общество, человечество, достигшее благополучия, научившееся контролировать себя, более не нуждается в Боге. Бог становится синонимом благополучия, синонимом добропорядочного поведения, синонимом социальной и любой иной стабильности. Так Он превращается в идола и перестает существовать.

Восприятие Бога, Живого Бога библейской традиции по необходимости является смысловой целью всякого человеческого дыхания. Однако, оно невозможно без правильного взгляда на Бога. Каждый призван к тому, чтобы проверять себя, вдумываться и вглядываться в глубину своих помышлений, задавать себе вопрос о том, кто для меня Бог? Не является ли Он всего лишь средством преодоления страхов здесь и сейчас, или же преодоления страхов перед непонятным будущим.

Восприятие Бога, правильное отношение к Богу невозможно без правильного и адекватного отношения к ближнему. К ближнему и дальнему. Человек - предстоящий нам, человек стоящий рядом с нами, это человек, в своей беззащитности раскрывающийся нам навстречу. Это человек - несущий в себе предельную хрупкость и безобидность, человек, который может умереть потому, что у него нет нужной таблетки. Фридрих Ницше, человек и философ, провозгласивший смерть Бога, неизлечимо заболел и умер в результате болезни, когда увидел, как хозяин жестоко избивает лошадь.

Христианство по замыслу своему призвано возвещать миру весть о Живом, никогда не умирающем бессмертном Боге, Боге, который делает потухшие человеческие сердца и жизни живыми, наполняет их силой, светом и славой, которые принадлежат Ему Одному, но которые Он отдает миру без остатка. Свидетельство наше и свидетельство Церкви будет подлинным только тогда, когда оно будет видимым. Только тогда мир сможет понять, принять и воспринять слова о том, что Бог жив и Он делает нас живыми

Ад как доказательство

Согласно библейскому слову, в мире существует только одна организация, во всеуслышание говорящая о своей вечности. Имя ей – ад. Размышлению об аде посвящено значительное число богослужебных текстов, как первой, так и завершающей недели Великого поста.

В Каноне Андрея Критского нам встречаются тексты, говорящие об аде. Об аде, как следствии свободы, ставшей несвободой, и приобретшей всемогущество. Всемогущество, которое разрушает.

Слово об аде - это доказательство подлинности творения, неподменяемости истории. Это слово, подтверждающее, что всякое действие, всякое размышление, всякая причина имеют свое следствие. Это слово о том, что мир, предстоящий нам, не иллюзия, а реальность, которая стремится к завершению, и которая, в следствие греха, стала носителем саморазрушения.

Слово об аде парадоксальным образом делает свободу реальностью, делает свободу свободой, потому, что, по слову Отцов Церкви, настоящая свобода заключается не в способности выбрать между добром и злом, а в неспособности совершать зло. Именно поэтому мы и говорим, что Господь наш Иисус Христос был подлинно свободным Человеком. Слово об аде является, вопреки представлению о большинстве церковных догматов, не словом веры, но словом знания. Мы не веруем в ад, мы знаем о нем. Современность преподносит нам знание об аде в неожиданной перспективе.

Один из мыслителей 20го века, французский философ Жан Поль Сартр, которого по праву можно считать одним из отцов современного западного мира и цивилизации, произнес такие слова: «Ад - это другие». Так ад раскрывается в перспективе нежелания знать о нем, становится реальностью там, где, как кажется, от него можно отказаться. Неслучайно, современное миросознание, современная психология, часто говорят о невозможности всякого подлинного взаимного восприятия людей. То, что некогда называлось любовью, симпатией, искренностью, дружбой, является всего лишь способом прикрыть тот мир одиночества, то неприятие других и другого, которое живет в глубине человека.

Ад это реальность не веры, но реальность знания. Каждый из нас богат опытом ада, каждый из нас вполне может поделиться знанием о нем. Ребенок, заблудившийся в лесу, человек, оставшийся наедине с умершим… Что пугает их? Ведь рядом нет никого. И это «нет никого» является подлинным переживанием ада.

Слово Библии, размышление об аде в библейской перспективе, говорит нам о сошествии Господа Иисуса в ад. О сошествии Господа Иисуса в ад говорит и один из древнейших символов веры, Апостольский Символ, который словами общины говорит о том, что Господь сошел в ад.

Библейское слово об аде, о том, что человека ожидает после жизни, различается по своему содержанию в Ветхом и Новом Завете. Ветхий завет не говорит нам практически ничего о вечной участи человека, не говорит ничего о жизни после жизни. Согласно ветхозаветному библейскому представлению, всякого по смерти ожидает Шеол. Шеол - это место, в котором существование становится несуществованием. Это место, которое мифология называла Царством Теней.

Христос восходящий на Крест, терпящий смерть на Кресте, нисходит в ад, нисходит туда, где существования больше нет. Где остается или осталась только тень тени человека. Сошествие во ад Христово видимо прослеживается в его Крестном Подвиге, о котором свидетельствует вера Церкви, свидетельствует священное Писание, и свидетельствует жизнь Литургии в Церкви, когда мы вспоминаем о Его крестных страданиях. Молитвенный возглас Христа на Кресте «Боже мой, почему Ты Меня оставил?» (Мф. 27, 46) является подлинным переживанием ада, подлинным переживанием оставленности, воспринятой Господом на Себя.

Христос сходит в ад и избавляет из царствия одиночества тех, кто там находится. Так слово об аде для нас перестает быть словом знания, но преображается и делается словом веры. Словом веры, говорящей о том, что ад может быть преодолен. О том, что для каждого из нас по достижении того рубежа, где, как кажется, более нет ничего, и, что самое страшное, никого, нас ожидает Тот, Кто победил ад.