Среда,
23 августа 2017
Наши сообщества

Церковь как соблазн

Церковь - тайна воли Христа... Христос, который жил в Палестине, сейчас так же реально живет в Церкви...  У нас нет права придумывать «своего Христа».

«Се, лежит Сей на падение и на восстание многих …и в предмет пререканий» (Лук.2:34).
«Никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым» (1Кор.12:3).

Посвящается светлой памяти Романо Гуардини

ТЕ, КТО НЕ ПРИКОСНУЛИСЬ К ТАЙНЕ ХРИСТА, ВИДЯТ В ЦЕРКВИ ЛИШЬ ВНЕШНЮЮ СТРУКТУРУ

В Символе Православной Веры мы говорим о «Единой, Святой, Кафолической и Апостольской» Церкви. Прекрасные беседы на Символ Веры епископа Петра (Льюилье) и Владимира Лосского кратко и доходчиво объясняют нам эту Истину. Но у Церкви существует еще множество граней, которые прямо не затронуты в этом исповедании.

В частности, Церковь названа в Писании «Телом Христа», то есть Христос живет в Ней и сегодня, является через Неё миру. Те, кто не прикоснулись к Тайне Христа, видят в Церкви лишь внешнюю структуру, организацию, которую каждый внешний оценивает по своей шкале ценностей и предрассудков. Немало тех, кто будут указывать нам на Её недостатки и слабости и даже «исторические грехи», спрашивая: «И вот это и есть Тело вашего Господа? Это вы то Его народ? Что хорошего можно сказать о вашем Господе, если Он взял Себе таких людей, как вы, Своими свидетелями в мире»?

Тут можно много говорить о том, что Христос де, приглашает реально всех, и всех ждет, и вас вот, господа критики, Он тоже может сделать Своими свидетелями в мире, вам же надо только принять Его - что Он видит наши грехи и отнюдь не оправдывает их, но просто прощает нам многое, потому что любит нас. Но все это оставляет открытым вопрос о «святости» этого народа и о том, насколько этот народ имеет право называться «Телом Христовым».

Здесь перед нами предстает Церковь как соблазн и как «знамение пререкания». Главный аргумент критики сводится вот к чему: «Если вы и народ, который принял Бог, то народ вовсе не исключительный, потому что в вас проявляются все те же немощи, что и в других людях. А значит (!) вы не имеете права претендовать на то, что принадлежность к вашей религиозной структуре есть обязательное и безоговорочное условие живого общения со Христом и через Него – с Богом Отцом.

Значит, мы можем общаться и без Церкви как Института, претендующего на исключительность и универсальность. Ибо мы не можем поверить, что Христос связан какими-то условностями с вами настолько, что кроме вашего сообщества не признает других сообществ, которые чуть иначе, чем вы, будут признавать Его же».

ГДЕ ЖЕ НАЙТИ РЕАЛЬНОГО ХРИСТА?

Прежде чем дать ответ на этот вопрос, мы должны обратиться к Христологическому контексту Церкви. Дело в том, что Церковь повторяет земную судьбу Христа: Люди не готовы принять Мессию таким, какой Он есть – они хотят видеть в Мессии своего кумира. А что такое кумир? Это автопортрет толпы, которая поклоняется, по-сути, не символу (кумиру), а самой себе, своим представлениям, доведенным до пьедестала. Вот почему Христос – Господь, но никак не кумир. Его распяли те, кто сначала Ему рукоплескали. Почему? Потому что Он «не оправдал их надежд». И те, кто сегодня говорят о своей готовности к общению со Христом, вовсе не готовы встретить реального Христа. Они говорят о готовности общаться «с Христом в своем представлении».

Где же найти реального Христа? Не «Христа в представлении Бультмана»; не «Иисуса по книге Реннана», а живого, реального Христа?

Замечательный философ Сёрен Кьеркегор в своих «Философских крохах» написал, что уверовать в реального Христа человек может только если войдет с Ним в «историческую одномоментность», то есть увидит Его там, в Палестине; послушает Его речи, прочувствует свои от Него впечатления. Человек должен вживую пережить этот парадокс: Он должен встретить Этого Странника, Который называет Себя ни много, ни мало, «Сущим» (Это имя с которым Открылся Бог Израилю! Причем, в строго монотеистическом смысле! Никакого язычества!) и заявляет, что спастись люди могут только уверовав в Него.

При этом Странник исцеляет больных, обличает мысли собеседников, даже воскрешает мертвых! Но Сам Он ходит в лохмотьях, ночует где придется, сидит за одним столом с проститутками и ворами и вообще ведет Себя «эпатажно». В общем, говоря языком современных критиков Церкви – «Этот человек совсем не убеждает своими делами, что Он и есть Бог.

Хех, тоже мне, претензии! То, что Он обладает сверхъестественными способностями, не делает Его Богом. Таких было и будет еще в истории ни мало. Он – велик, но не универсален. Он славен – но не единственный из всех. И мы готовы поклоняться Богу Небесному, но зачем же нас заставлять убеждать, что вот эти лохмотья принадлежат Богу, и что вот Этот спящий утомленный Странник – и есть Творец мира?». Вот пережить этот парадокс Личности и принять Его как Бога вопреки всему, что говорит «против», и есть вера!

КАК НАМ ВСТРЕТИТЬ «ИСТОРИЧЕСКОГО ИИСУСА»?

Но как нам, живущим через 2 тысячи лет после «той истории» встретить «исторического Иисуса»? И возможно ли это? Кьеркегор, к сожалению, ответа не дает. У него ответа не было, потому что Кьеркегор не входил в то пространство, где этот ответ звучит ясно и внятно. Я говорю о Церкви. Как уже было сказано, вся критика Церкви – это повторение «критики Христа».

Дело в том, что Христос никуда не ушел от нас. Он и сейчас ходит посреди мира в «лохмотьях», и сейчас «эпатирует» Своими высказываниями окружающих. И сейчас от Его лица говорят те, кто встретили Его и пережили чудо обновления – вчерашние воры и проститутки, оставшиеся для общества с клеймом, а для Бога ставшие новыми людьми. И сейчас в числе Его учеников и апостолов (священников и епископов) находятся «сомнительные» (как мытарь Матфей и зилот-головорез Симон Кананит), а то и прямо нераскаянные преступники (как Иуда Искариот). И сейчас Он «вводит в соблазн» Своих современников тем, что «водится с этим сбродом и называет этих крохоборов и тунеядцев на «Мерседесах» Своими священниками».

Сегодня люди говорят: «Я бы пошел в Церковь – там так бывает светло и приятно, но там известный мне священник вор и развратник». Но они, сами того не подозревая, повторяют то, что говорили современники земной жизни Иисуса из Назарета: «Я бы пошел к Этому удивительному и обаятельному Человеку, но вот у Него в числе ближайших постоянных спутников этот вор Иуда, этот головорез Симон и этот предатель Матфей, нажившийся на наших слезах, а теперь, видать, пошел грешки замаливать». Церковь Христова и сегодня являет парадокс Исторического Иисуса. И уверовать и принять Его можно не благодаря нашему очарованию, а скорее вопреки нашему «разочарованию»: при ближнем знакомстве оказывается, что Он вовсе не такой, каким бы мы Его хотели видеть!

Он глубже, таинственней, величественней, а мы то думали, что Он будет нашим «карманным другом», всё нам прощающим и мило нам улыбающимся. А Он, оказывается, еще умеет и гневаться, и кричать, и даже отворачиваться от просящих. Мы то думали, что все блага (по крайней мере, духовные) Он будет сыпать нам из рога изобилия, а Он, оказывается, даже исцеление может дать так, что при этом получателя назовет псом (Мф.15: 25-27). Нам такое явно не по нраву! Разве ж мы хотим, чтобы нам милость бросали как кость собаке? Разве мы готовы, чтобы Он нас так смирял?

КАЖДАЯ СЕКТА, КАЖДЫЙ РАСКОЛ ХОТЯТ «ПРИЛИЗАТЬ» ХРИСТА ПОД СВОИ ПОТРЕБНОСТИ

Всякое отделение от Церкви по религиозным мотивам (а других и быть не может) совершается во имя «усечения» образа Христа: каждая секта, каждый раскол хотят Его «прилизать» под свои потребности – будь то психологические, исторические, национальные. Лишь Церковь не заставляет Христа говорить то, что хочет слушать толпа. Почему? – Потому что в Церкви есть гарант сохранности образа – живое Присутствие Христа в Евхаристии и Живущий в Ней Дух Святой.

Отделение протестантов даже от существенно поврежденной Церкви Рима (поврежденной, но все же сохранившей статус Церкви, следовательно, имеющей в себе реальное Присутствие Христа) привело к расколу. Но раскололся не только народ. Раскололся Христос в сознании народа, образ Христа раскололся, и люди, вместо объемного восприятия Его личности, уцепились за осколки. В этом – драма протестантизма.

Отсюда же прорастают корни атеизма. Ведь там, где нет реального Присутствия, а остался лишь осколок от целого, невозможно говорить о Жизни Бога в обществе человеческом. Вера в протестантизме перестала быть живой системой отношений. Она стала «представлением» о Боге. Представления же то и дело не удовлетворяют. В конечном счете, появляются те, кто берут смелость отвергать вообще все представления. Так рождается атеизм. Зародился он не тогда, когда заявил о себе открыто и нагло, а тогда, когда Живого Христа Церкви подменили «Христом в представлении Лютера» или «Христом в представлении Кальвина».

Именно в этом смысл слов Христа, сказанным Его ученикам (живущим в любое время, а не только в I в. н.э.): «Слушающий вас – Меня слушает, и отвергающий вас – Меня отвергает» (Лук.10:16). Люди, которые говорят, что хотят верить Евангелию, но не желают верить Церкви (хотя само Евангелие как книга есть книга Церкви, рожденная в Ней, рожденная в общине учеников и адресованная этой самой общине учеников Христа, а не «независимым верующим»); пусть эти люди докажут, что верят Евангелию, ведь оно учит нас верить Церкви.

У НАС НЕТ ПРАВА ПРИДУМЫВАТЬ «СВОЕГО ХРИСТА»

И дело не в том, что Христос не хочет принять другие сообщества. Проблема в том, что другие сообщества не просто «по-своему поклоняются», а поклоняются другому Христу! Они поклоняются «своим представлениям о Христе». Еще на заре христианства апостол Павел предвидел эту роковую опасность. Предвидел и анафематствовал: «Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема» (Гал.1:8). Ведь подменить реальность представлениями о ней, значит потерять реальность.

Реальность Христа слишком дорога для христианства, чтобы оно могло спокойно смотреть, как некоторые люди пытаются ее подменить своими представлениями. И когда речь идет о «признании Христа», мы резонно ставим вопрос: «в качестве Кого вы готовы Его признать?». Не всякое признание соответствует Тому, о Ком мы говорим. По крайней мере, мы помним, что просто «благим учителем» Он называться не захотел (Мф. 19:16-17). Зато заявил о Себе следующее: «Я есмь путь и истина и жизнь. Никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Иоан.14:6).

«Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, Сущий на небесах» (Иоан.3:13). Готовы вы признать Его единственным (!) путем для человека к Отцу Небесному, как Сам Он о Себе заявил? Готовы вы признать, что Он единственный Человек, который сошел с небес, по Его же собственному правдивому слову? Другого признания Он для Себя не предполагает. У нас нет права придумывать «своего Христа». У нас есть лишь свобода – принять или отвергнуть Того реального Христа, Который обращается к нам как вызов, лицом к лицу и требует ответа.

ХРИСТОС, КОТОРЫЙ ЖИЛ В ПАЛЕСТИНЕ, СЕЙЧАС ТАК ЖЕ РЕАЛЬНО ЖИВЕТ В ЦЕРКВИ

Мы, члены Церкви, и сами видим, насколько мы далеки друг от друга и насколько порою даже несовместимы. И тем ни менее, не мы устанавливаем «образ Христа». Мы Его лишь содержим, мы обладаем Его Присутствием. А без реального Его присутствия невозможно и реальное общение с Ним. Человек, за рамками Церкви, отдан произволу своих «мнений» о Христе. Но «Христос в моём представлении» это далеко не Истинный Христос, Христос реальный – Который на земле жил в Палестине, а сейчас так же реально живет в Церкви.

Конечный смысл Церкви – являть Христа до Его второго пришествия в качестве Судьи и Мздовоздоятеля. Это очень ответственная миссия, но она ничуть не соответствует тому, чего ждут от Церкви «внешние». А они ждут от нас как раз не Христа, а «добрых дел, социальной позиции, безупречной нравственности» и так далее, и тому подобное. Причем, каждый из «ждущих» по-своему понимает, «что такое хорошо, и что такое плохо»; каждый по-своему полагает границы между нравственным и аморальным.

Поэтому у Церкви – даже реши она угождать этим внешним – нет ни единого шанса им угодить. Именно ввиду отсутствия за пределами Церкви единой системы ценностей, нравственных координат и общей оценочной шкалы. Но, как мы видим, Церковь существует не ради «добрых дел» самих по себе, и не ради социальных позиций. Она существует ради того, чтобы в мире всегда присутствовал Христос.

ХОТИТЕ РЕАЛЬНО ПОЗНАКОМИТЬСЯ С НИМ? ПРИХОДИТЕ К НЕМУ В ЦЕРКОВЬ!

Когда нам задают вопрос: «Почему именно у вас Христос?», мы отвечаем просто и прямо: «Это – не наша заслуга. Мы лишь Его приняли и сохранили». Сохранили то, что нам доверили апостолы. И тут глупо и бессмысленно указывать нам на наши грехи – мы их и без вас, и получше вас знаем. Но это не отменяет того факта, что мы Им обладаем – как владелец сокровища обладает им независимо от своих качеств. Можно долго спорить о том, насколько справедливо то, что «таким даром обладают такие грешники».

Спор бессмысленный, хотя бы, потому что двери открыты для всех. Не мы нашли Его – скорее Он нашел нас. И мы отнюдь не стали лучше. Но мы теперь лично знакомы с Ним. А потому, когда приходят и говорят нам о Нем те, кто с Ним не знакомы – мы не можем смолчать, указав, что все эти Бультманы, Ренаны, протестанты и сектанты не знакомы со Христом. Мы с Ним знакомы, не потому что мы лучше вас. Просто мы с Ним знакомы и все тут! Факт не обсуждается.

Мы ничуть не лучше вас, но мы говорим правду, а вы – нет. Впрочем, эта ваша неправда вам извинительна: вы хотите выдать свои желания за действительность. Хотите реально познакомиться с Ним? Приходите к Нему в Церковь. Но с одним условием: все свои о Нем суждения похороните где-нибудь по дороге. Чтобы Его образ мог быть запечатлен вами, вам следует стать «белым листом», забыв все свои суждения и предрассудки. И еще – встреча со Христом есть высшая ценность. Поэтому не вздумайте искать этой встречи ради чего-то еще. Встреча с Ним может быть реальной только тогда, когда ищете Его ради Него Самого, а не ради разрешения каких-то философских, бытовых, психологических, мировоззренческих, научных и других вопросов.

ЦЕРКОВЬ - ТАЙНА ВОЛИ ХРИСТА

Умный читатель уже не станет задавать глупый вопрос: «А почему для присутствия Христа в мире необходима Церковь». Он заметит, что это просто реальный факт. Только Церковь держит уникальный образ Господа, все же остальные – сколько ни пытались – ничего универсального не смогли обрести или открыть. Только Церковь из века в век показывает Христа, являет Его – все остальные являют свои о Нём «представления». Только Церковь являет Личность Христа, а все остальные лишь спорят о Его функциях и ролях.

Но поскольку не все люди столь проницательны, и, как говорил Честертон, «у читателя есть право на глупый вопрос», мы дадим и на него ответ.

Если кому-то недостаточным кажется сам факт бытия Церкви, неизменно возвещающей одного и того же Христа, и в этом видеть смысл Церкви, то таковому человеку следовало бы принять Церковь как Тайну воли Христа. «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Матф.16:18). Эти слова сказаны апостолы Петру в ответ на его исповедание Иисуса – Христом, Сыном Бога. Чтобы кто не подумал, будто речь о чем-то нереальном, отвлеченном, абстрактном, духовном, то Иисус атрибутом Церкви делает власть: «И дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах» (Матф.16:19).

Отныне в Церкви небо и земля связаны во едино. И это – воля Иисуса. Он не хуже нас видел недостатки тех, кому доверял такое великое служение и такую власть. Он даже предвидел, что этот самый «камень веры» Петр поколеблется и отречется от Него в страхе. Однако воля Иисуса от этого не поколебалась и не изменилась. Нам ли оспаривать решение и волю Того, Кого мы исповедуем своим Спасителем?! Он не обещал в Церкви «идеального человеческого устройства». Он обещал только присутствовать в Ней. Так может не стоит нам искать в Церкви то, что ей не предписано? Может, наоборот, стоит принять Того, Кто ждет нас в Ней?

Если хотите, Церковь – это ретранслятор. Чтобы слово не исказилось в веках, необходим ретранслятор, который будет передавать это слово. Церковь – ретранслятор Присутствия Христа. И если подлинное понимание Христа может быть дано только в постижении того, Кем Он является («снисшедшим с Небесе Сущим на небесах»), то и откровение об этом аспекте «исторического Иисуса» может быть дано только через Церковь – Духом Святым. Только здесь дано то, что без благодати и откровения постигнуть невозможно.

Конечно, человек сам решает – как он хочет относиться ко Христу: как «к обычному человеку» или как к Воплощенному Слову Бога. Каждый сам определяет – готов ли он довольствоваться осколками, или жаждет постигнуть Образ в его цельности. Но каждый должен, обязан осознать: Если все-таки он признал Христа, возвещенного Евангелием Церкви (!), он обязан быть в Церкви. Христос-Богочеловек вне Церкви так же немыслим, как и Церковь без Него.

Евхаристия Церкви открывает нам Его и вручает, вверяет в наши руки и уста Живой Небесный Хлеб. Без этого опыта все слова о нем останутся словами. Лишь личное причастие к бытию Церкви, к роднику Откровения, струящемуся в Ней, позволяет сказать: «И я знаю Христа, а значит, теперь и я составляю Церковь. И пусть мои немощи и лохмотья кого-то смущают – я все же встретил Его, и это – самое главное».

Игумен Феогност (Пушков), кандидат богословия - специально для "УНИАН-Религии"
 

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение