Пятница,
18 августа 2017
Наши сообщества

Грех «невольный» или самообман?

Что такое «невольный грех»? 80 % грехов совершаются «под давлением обстоятельств и окружения». В чем проблема «современного человека»?

Еще Конфуций отметил, что человечество изолгалось, и слова потеряли смысл. Нравственная деформация воли и системы поступков приводит человека к деформированному мышлению. По меткому и справедливому замечанию К.Н. Леонтьева, либерализм атрофировал волю. И если XIX-XX века были эпохой «апологии безверия», то теперь настала эпоха «апологии безволия».

Но парадокс в том, что безволие теперь называется «свободой». Свобода «не быть» святым, не делать над собою усилий, не жертвовать собою. Тоесть свобода превратилась в «плавание по течению», тогда как изначально свобода мыслилась только как проявление своего подвига, направляющего нас вопреки всем внешним обстоятельствам, побудительным факторам и принуждающим условиям.

В связи с указанными метаморфозами сознания подверглось пересмотру и понятие «невольного греха». В классической (с точки зрения либералов «устаревшей». - Авт.) системе «невольный грех» - это не грех, к которому тебя принудили люди или обстоятельства, а именно грех не предусмотренный.

Классический пример – смерть или травма пешехода, сбитого машиной, у которой отказали тормоза. Водитель навряд ли сможет жить спокойно после такой трагедии, однако, он не желал, не думал, даже не предвидел этого. О том, что в глазах Бога и Церкви это всё равно грех, свидетельствует, во-первых, состояние совести человека, упрекающей его и свидетельствующей о грехе, а во-вторых, каноны Церкви, подвергающие епитимии такого «невольного грешника» ( священник в такой ситуации пожизненно лишается права священнослужения.- Авт.).

ЧТО ПОНИМАЮТ СОВРЕМЕННЫЕ «ЛИБЕРАЛЬНЫЕ И СВОБОДОМЫСЛЯЩИЕ» «ХРИСТИАНЕ» ПОД ОПРЕДЕЛЕНИЕМ «НЕВОЛЬНОГО ГРЕХА»?

Чаще всего речь идет о грехе, «к которому меня принудили обстоятельства»; «Я не хотел, но я пошел и сделал, потому что по-другому было нереально».

80 % наших грехов совершаются «под давлением обстоятельства и окружения». Означает ли это, что такие грехи превращаются в грех невольный? Никак нет!

Ключевое понятие в системе христианской амартологии (учении о грехе) – это выбор. Под любым давлением человек делает свой выбор сам: Он либо поддается искушению (а искушение – это не только соблазны вожделенным, но чаще всего речь идет как раз об искушении страданиями и принуждениями), либо остается человеком вопреки всему.

Именно в этом и проявляется его свобода – не поддаваться - даже ценой собственной жизни - внешним факторам, покушающимся на цельность и достоинство личности и ее богоданной свободы оставаться без греха в святости. Миллионы мучеников – тому неопровержимое доказательство!

В ЧЕМ ПРОБЛЕМА «СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА»?

В чем же проблема «современного человека»? В том, что в качестве ценностей он принял не подлинные и вечные идеалы, а сомнительные временные блага «мира сего». Когда ценности были подлинными, тогда человек всё (включая жизнь на земле) отдавал с легкостью за право обладать этими ценностями. Эти идеалы воспитывали волю!

Теперь так называемые «верующие» бросают свою веру на счёт «раз-два» ради обладания «благами мира сего». И не важно, увидят ли они перед собою дуло пистолета или банковскую кредитную карту.

Нередко, заявившись на исповедь, такие «кающиеся грешники» даже покаяние обусловливают «оговорками»: «Я согрешил, но меня принуди». Но, позволь, почему же другие не «принудились»? Значит, проблема не в принуждении, а твоем свободном выборе. Особенно часто эти «оговорки» про «принудили» нам, священникам, приходится выслушивать от женщин, совершивших детоубийство.

Ни один догмат Церкви не носит «отвлеченного характера». Всякий постулат свидетельствует о какой-то весьма жизненной для нас Истине. Догматическое вероопределение VI Вселенского Собора (681 год) говорит нам о том, что во Христе Сыном Божьим (ставшим ради нас Сыном Человеческим) воспринята и преображена (!) слабая земная человеческая воля.

Причем, полнота присутствия человеческой и Божественной воль не означает их «равноценность». Догматическое определение указывает, что «человеческая Его воля уступает во всем (!), не противоречит и не противоборствует, а подчиняется Его Божественной и Всемогущей воле» 1 .

Это – указание и для нас. Именно в совершенстве человеческой природы Христа черпает христианин силу своего совершенствования во Христе. В совершенном послушании человеческой воли Христа воли Небесного Отца черпает каждый христианин силу быть «послушным (Богу) во всем, даже до смерти» (ср. Филипп. 2:8).

Если в нас нет ни желания, ни намерения, ни понимания сказанного, то напрасно не следует тешить себя наличием у нас имени христианского. Ведь еще святитель Амвросий Медиоланский в словах о покаянии писал, что «имя христианина без дел, соответствующих этому имени, не спасает, а усиливает осуждение: Зачем носил ты имя, не имея соответствующих ему дел»?

Игумен Феогност (Пушков), священник УПЦ, кандидат богословия - специально для "УНИАН-Религии".

1. Орос VI Вселенского Собора. Деяние 18-е VI Вселенского Собора // Деяния Вселенских Соборов в 4-х тт. СПб, «Паломник»- «Воскресение», 1996г. Т.4. с. 221.

 

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение