Епископ Владимир (Мороз): После возвращения Почаевской лавры Церкви ничего не будет меняться

Епископ Владимир (Мороз): После возвращения Почаевской лавры Церкви ничего не будет меняться

"Почаевская лавра основана в 1237 году... Греко-католики были здесь 110 лет... Мы просим, чтобы то, что было конфисковано, нам вернули..."

Настоятель Успенской Почаевской лавры владыка Владимир (Мороз) рассказал, что после возвращения лавры Украинской православной церкви ничего в святыне не будет меняться. Епископ Владимир уже почти 20 лет является монахом Почаевской лавры, а с 1996 года стал ее наместником. Владыка Владимир ответил на вопросы, которые сегодня волнуют и активно обсуждаются в украинском обществе.

Если парламент проголосует законопроект о передаче Лавры в собственность Украинской православной церкви (Московского патриархата), то будут ли иметь право заходить на территорию святыни верные других религиозных конфессий? Ведь Почаевскую лавру считают «своей» все традиционные церкви Украины?

Нет оснований для волнений. Чтобы ответить на Ваш вопрос, нужно вспомнить, как было до того, когда было конфисковано и забрано у церкви. 100 лет назад монастырь и ворота монастыря были открыты для всех желающих приехать, прийти для того, чтобы помолиться. Если будет принят этот законопроект, ничего не будет меняться в нашей монастырской обыденной жизни. Но мы хотим и просим, чтобы восторжествовала историческая справедливость. То, что было конфисковано, чтобы нам вернули.

В Успенском соборе, в объявлении прочитала, что «от некрещеных, иноверцев, раскольников, еретиков: католиков, протестантов, баптистов, пятидесятников и других сектантов» не принимают пожертвования на молитвы за здоровье или упокой. Само слово «секта» оскорбляет людей. Почему такая нетерпимость к другим верным? Из истории Лавры известно, что более 100 лет она принадлежала Украинской греко-католической церкви и василиане обустраивали монастырь.

Все имеет соответствующее основание. Есть у нас Священное Писание и кто, если не иноки, будут выполнять и жить по Закону Божьему. И есть соответствующие законы, церковные правила. Это все говорит о том, что мы не имеем молитвенного общения с людьми других конфессий.

И поэтому нам, православным, не допускается, не благословляется посещать другие места молитвы. Поэтому, если они отстаивают чистоту своего видения, свою веру, то они не могут ехать к нам и с нами молиться.
А мы никому не запрещаем приезжать, заходить в храм. Они молятся о себе, пусть молятся. А что касается, что не принимаются записки, то для этого есть причины. Это не значит, что нам не хочется, а есть соответствующие законы, каноны. Они должны знать: если они отстаивают свою линию, веру, то понятно, что они не имеют права ехать к нам молиться подавать записки, а мы к ним. В этом нет никакой обиды.

А относительно того, как Вы говорите, что греко-католики были здесь 110 лет, то в силу тех обстоятельств, которые сложились, они здесь были 110 лет. Если мы вспомним
историю, то увидим, что заложена Почаевская лавра в 1237 году.В 1240 было явление Богородицы. До XVIII века это был православный монастырь и первые иноки были православные. Пришли сюда после разгрома монголами Киева. Наша история в корне считается православной.

Может, для некоторых является оскорбительным, что наши родители были не кривоверами, а были православными, но это так. Если кому-то и обидно, то извините, это так. Мы убеждены в наших взглядах, в нашем вероисповедании.

В 1960-х годах советская власть преследовала монахов, пыталась закрыть Лавру, монахов вывозили из монастыря в открытое поле. Какова была судьба этих монахов, пострадавших от коммунистической власти, исследуете эти горькие страницы в истории монастыря?

ХХ век очень трагический. Австрийцы в 1915 году вывезли всю братию. Здесь остался один монах. Какая судьба этих монахов, мы не знаем. Мы обращались в Австрию, возможно, у них есть какие-то документы, чтобы раскрыть тайну, где делась почаевская братия. Но не получили ответ. Потом была Польша, затем были немцы, был Советский Союз и независимая Украина.

После 50-х годов в Лавре было полторы сотни братии. Из полутора сотен осталось полтора десятка. Где делась братия? Была выселена, вывозили на автобусах, на вокзалы, в леса, закрывали в тюрьмы.
Мы уже в 80-х годах встречали братию, которая четыре раза была судима. В 2005 году умер отец Лазарь, который четыре раза был судим, трижды сидел. Мы жили с братией, которая отстаивала Почаевскую лавру. Слава Богу, который дал им силу. Они отстояли святую обитель.

Сегодня речь идет о возвращении прежних помещений, принадлежащих монастырскому комплексу. Горисполком Почаев передал коммунальную больницу в собственность монастыря. Но где будут лечиться жители, где будет работать медицинский персонал, если не строится новое помещение, и не выделено ничего другого под больницу?

Этот вопрос очень актуален. Причина в том, что люди много сплетничают. Документы о возвращении больницы владельцу уже у нас на руках. У нас не было цели закрыть больницу. Больница должна быть. Если бы мы хотели ее забрать, то мы бы давно ее забрали и усвободили. Мы этого не хотим. Больница должна быть и должна выполнять свою функцию.
До 2000 года в Лавре был и дом атеизма, где теперь расположена семинария, а еще поликлиника, прачечная, аптека, аптечный склад, неврологическая больница с административным корпусом, дома, в которых проживают люди. Мы, когда просили у руководства государства, чтобы перевели больницу с нашей территории, то требовали средств.

Выкупили детский садик у фабрики и туда переселили неврологическую больницу, достраивали там прачечную силами лавры, аварийную кухню на улице, хотя есть стационарная. Помогали строить, чтобы переселить аптеку, аптечный склад. Мы заботимся о народе, о наших прихожанах, не хотим, чтобы люди уезжали за границу. Мы даем четыремстам людям заработную плату. Мы не имеем цели выселить больницу и работников, чтобы они были без работы. Это наше помещение, мы передали его больнице формально в аренду за 1 гривну, ибо только так можно было оформить договор аренды. Мы помогаем этой больнице. Мы могли бы сказать - выселяйтесь, потому что это наше здание, но мы этого не говорим и не имеем таких планов.

Какие социальные проекты реализует монастырь в Почаеве, помогает ли людям в такое непростое время безработицы?
Что касается социальной помощи, то в Евангелии четко сказано, что хорошего делает правая рука, чтобы не знала левая. Мы стараемся это не афишировать. В прошлом году выпросили средства, чтобы восстановить 64-квартирный дом, чтобы переселить людей из аварийных домов Лавры. Этот дом в стадии строительства. Каждый день Лавра кормит более ста человек, которые приезжают паломниками и не имеют средств. Семинаристы помогают тем семьям, которые не справляются в жизни, посещают больных и немощных, приносят им горячую пищу, помогают по хозяйству.

Сейчас на территории комплекса Лавры строится новый величественный храм Преображения Господня. Почему возникла необходимость построить именно церковь, уже третью в комплексе? Согласовано ли это строительство со специалистами, чтобы не нанести ущерб архитектурному комплексу?

Мы обращались к разным специалистам. Строительство проводится на том месте, где были аварийные здания с советское время. Поэтому был объявлен конкурс, и специалисты выбрали проект церкви. Эта гора достойна, чтобы быть украшенной еще одним храмом. В ХХ веке построили Троицкий храм, теперь будет Преображенский. Это свидетельствует, что деньги остаются в Украине, а не уходят за рубеж. Современники должны радоваться, что в экономический кризис мы стараемся строить новый храм.

Какова Ваша позиция относительно языка богослужения, проповедей в Лавре. Ведь на территории монахи общаются преимущественно на русском.

Мы с Вами разговариваем на украинском. Богослужения проводятся на церковнославянском языке, но 99% провозглашаются на украинском. Лишь один процент на русском, потому что есть братья, кому украинский дается трудно. Я проповедую на украинском. Люди, которые приезжают издалека, часто просят проповедовать на русском, но моя позиция, и в таких случаях должен быть украинский язык. Нам говорят, что мы делаем русификацию, но у нас в иконной лавке половина литературы на украинском языке. Но больше продается русскоязычных книг. Это факт, что в Украине везде говорят на русском. Мы издали немало церковных книг на украинском языке.

Галина Терещук, «Радио Свобода»

 

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter