Среда,
18 октября 2017
Наши сообщества

Пресс-секретарь предстоятеля УПЦ: Церкви должны сотрудничать — ради служения ближнему

"К сожалению, мы разучились быть счастливыми от улыбок Бога и благодарить Его за все... Надо прислушиваться не только к телевизору, а больше - к сердцу".

На вопросы отвечает пресс-секретарь Предстоятеля Украинской православной церкви протоиерей Георгий КОВАЛЕНКО.

«ЕСЛИ ГОВОРИТЬ ОБ ОБЩЕМ КРИЗИСЕ, ТО К НЕМУ НУЖНО ОТНОСИТЬСЯ КАК К ПОСТУ»

Отец Георгий, как здоровье митрополита Владимира?

Благодарю. Уже лучше. Однако впереди длительный реабилитационный курс.

Кстати, недавно попала к римо-католикам на богослужение. Они, в частности, молились за здоровье предстоятеля УПЦ.

Вот, видите! Даже таким образом Блаженнейший выполняет свою функцию.

На сайте Украинской православной церкви есть раздел «Интернет-приемная секретаря предстоятеля». С какими вопросами чаще всего туда обращаются ваши верующие?

С вечными. Иногда — с межконфессиональными или политическими. Если говорить о пользователях Интернета, то это очень интересная аудитория. Она отличается от приходской. С одной стороны, менее воцерковлена, а с другой — более мыслящая. Собственно, через всемирную сеть такие люди пытаются найти ответы на вопросы (часто экзистенциального характера), которые их волнуют.

Скажите, пожалуйста, как быть с такими добродетелями, как, например, прощение и любовь, когда сама жизнь не предусматривает христианское благочестие, становясь все более жесткой и циничной?

В украинской истории были более жесткие времена, чем теперь. Например, ХХ век — революция, гражданская война, голодоморы, Великая Отечественная война. В такие периоды сложно оставаться ЧЕЛОВЕКОМ, но христиане доказали, что это возможно. И если это было возможно в ХІ, ХVII или ХХ веке, то быть человеком и христианином возможно и в ХХІ веке.

Блаженнейший Любомир (Гузар) как-то заметил, что все становятся свидетелями малых и больших чудес в своей жизни. Однако чудеса нас не изменяют к лучшему — это делают трудности. А что вы скажете, принимая во внимание то, что сегодня мы переживаем политический и экономический кризис?

К сожалению, мы разучились радоваться, быть счастливыми от улыбок Бога (имею в виду Его большие и малые подарки) и благодарить Его за все. Зато много думаем о мире в целом и мало задумываемся над собственной жизнью. Очень много времени проводим перед телевизором, созерцая всевозможные ток-шоу, и совсем мало посвящаем его родителям или детям. Перечень можно продолжить.

Если говорить об общем кризисе, то к нему нужно относиться как к посту. Выход из кризиса — через самоограничение. Иного пути нет. Тем более если он является следствием идеологии потребления. Между прочим, иногда для того, чтобы быть счастливым, не нужно быть богатым.

Сейчас как раз время поста. Что можете посоветовать тем, кто его придерживается?

Рождественский пост отличается от Великого поста. Последний связан с воспоминаниями о жертве Христа и считается покаянным, тогда как Рождественский пост имеет просветительский и благотворительный характер. Именно на этот период приходится День святого Николая, когда мы призваны делать добро. Не только собственным детям, но и вспоминать о тех, о ком заботился этот святой: сиротах, детях с особыми потребностями, многодетных семьях, тяжелобольных, осужденных.

А относительно его просветительской составляющей, то готовимся встретить Рождество. На практике это значит не только отпраздновать дежурный день рождения Христа, а сделать так, чтобы младенец Иисус родился в наших сердцах.

Что касается современных особенностей Рождественского поста, то есть проблема с Новым годом. На Новый год пост не прекращается, но церковь не призывает его не отмечать. Однако следует помнить, что Рождество является кульминацией зимних праздников. Следует помнить, что елка не новогодняя, а рождественская; звезда на ней не кремлевская, а прототип той, которая привела волхвов к пещере с младенцем Иисусом. Кстати, игрушками когда-то служили плоды и конфеты, которые зажиточные люди вешали на общегородские елки, а малышня из малоимущих семей оттуда их снимала и радовалась таким подаркам.

Относиться к Новому году как к празднику праздников — советская традиция. (До 1917 года в православных семьях главными праздниками считались Пасха и Рождество.) Однако уже выросло поколение, которое не испытало атеистических гонений в школах, университетах, на работе. Каким оно вам представляется?

Для какой-то части этого поколения вера уже является естественной. Например, такие ребята и девушки не стесняются, проходя мимо храма, перекреститься. Однако если старшая генерация страдала от воинственного атеизма, то младшая — от воинственного секуляризма и идеологии потребления. Поэтому ситуация сложилась, как в притче о сеятеле: зерно веры, которое сегодня сеется, падает на разную землю. Иногда оно прорастает. А иногда забивается делами, погоней за деньгами, подменой ценностей. Но по моему мнению, эти вопросы приходится решать каждому поколению. Не имеет значения, при какой политической системе или в каких экономических обстоятельствах живет человек: душа по природе христианка, и в ней происходят определенные процессы. Чтобы понимать эти процессы, нужно прислушиваться не только к телевизору, радио и газетам, а больше — к своему сердцу. Там очень тихо всегда говорит Господь.

Недавнее многотысячное поклонение при участии випов поясу Пресвятой Богородицы российский публицист Антон Орехъ назвал внешним атрибутом, а не живой верой. Мол, частица того же пояса сохраняется в Петербурге, а, например, Животворящого креста — в Москве, но почему-то там верующие не создают таких столпотворений. Каковы ваши мысли по этому поводу?

Действия веры не всегда подлежат рациональному осмыслению. Человек может зайти в церковь по какому-то внешнему побуждению, но Бог это использует, чтоб коснуться его сердца — через слова из Евангелия, поклонение святым мощам. Дальше уже дело каждого — отозваться на Божий призыв или нет.

Никто не мог спрогнозировать такую очередь к поясу Пресвятой Богородицы. Но Божья Матерь — наша заступница и покровительница. Мы обращаемся к ней, когда трудно. Возможно, столько людей, которые пришли поклониться святыне, как раз свидетельствует о непростом времени. А Всевышний говорит: где двое или трое собрались во имя Его, там и Он среди них. А кто почитает Божью Матерь, тот почитает и рожденного ею.

«ЧЕМ БОЛЬШЕ УКРАИНЦЕВ БУДУТ ВЕРУЮЩИМИ, А НЕ ТОЛЬКО БУДУТ НАЗЫВАТЬ СЕБЯ ТАКИМИ, ТЕМ МЕНЬШЕ ТЕРРИТОРИИ ОСТАНЕТСЯ ДЛЯ ТАК НАЗЫВАЕМОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРАВОСЛАВИЯ...»

На протяжении последнего времени УПЦ стала более открытой к диалогу с другими церквами. Об этом свидетельствует, например, ваше присутствие на интронизации нового главы греко-католиков, общий молебен за жертв голодоморов и политических репрессий, заявление вместе с представителями УПЦ КП и УГКЦ относительно общественно-политической ситуации в Украине. Чем это предопределено?

Мне кажется, что наша позиция не изменилась.

К сожалению, в начале независимости Украины политика ворвалась и за церковную ограду, породив расколы, конфликты, непонимание и отношение к церквам исключительно по политическим мотивам, не принимая во внимание их служение. А это неправильно. Мы никогда не ставили во главу угла политику. Более того, пытались объединить людей разных политических взглядов. Однако Украинской православной церкви всегда навязывали определенный имидж. Возможно, сегодня удалось откреститься от него, и к нам теперь относятся не как к политически заангажированным.

С другой стороны, возрождение Украинской греко-католической церкви происходило, в том числе, под политическими лозунгами. Наверное, греко-католики тоже преодолели тот политический вектор. Когда говорим с ними как христиане, то понимаем, что перед нами вызовы, на которые мы должны отвечать вместе. Ведь чем больше украинцев будут верующими, а не только будут называть себя по традиции православными или греко-католиками, тем меньше территории останется для так называемого политического православия или католицизма — она освободится для диалога. А диалог нужен не для того, чтобы всех объединить в одну церковь. Каждый верующий должен быть там, где крестился, куда ходят его родители или родня, куда зовет его сердце. Но церкви должны сотрудничать — ради служения ближнему.

В следующем году парламентские выборы. Если к вам обратится какая-то политическая сила с просьбой о поддержке, что будете делать?

Церковь не поддерживает ни одну политическую силу. И все же она может обращать внимание на чьи-то хорошие дела, и политиков в том числе. Однако я бы не советовал священнослужителям публично выражать свою политическую позицию. Потому что когда мы в рясе говорим о своих политических вкусах, это воспринимается как позиция церкви.

Кроме того, визиты вашего «патрона» патриарха Кирилла многие называют политическими.

У нас очень заполитизированное общество. Иногда мы слышим то, что, собственно, хотим услышать. Патриарх Кирилл — гражданин России. Он живет в определенном информационном пространстве и, наверное, имеет какую-то политическую позицию. Но когда он приезжает сюда и говорит, то благодаря СМИ его могут слышать миллионы. И если его слушать сквозь призму Евангелия, то он ничего не говорит такого, что могло бы оскорбить кого-то в Украине.

Однако вместо него большинство хотело бы услышать митрополита Владимира?

А это уже вопрос к отечественным масс-медиа. Блаженнейший митрополит Владимир на протяжении двадцати лет говорил, когда еще имел возможность говорить громко и эмоционально. Если вспомнить какие-либо бурные события в обществе, то он делал пространные заявления, из которых пресса и телевидение тиражировали одну-две фразы, особо не вникая в то, о чем в целом идет речь. Почему нам не дают газетных или журнальных колонок или телевизионных эфиров? Потому что для наших СМИ гость более интересен, чем хозяин.

И напоследок: как, по вашему мнению, обеспечить межконфессиональный мир?

Когда каждый определится, к какой церкви принадлежит, а еще когда человек будет ходить в ту или иную церковь не только потому, что его там окрестили, а по призыву сердца, то это уберет одну из основ межконфессионального противостояния. С другой стороны, если нам удастся не пустить политику за церковную ограду, то недоразумений будет гораздо меньше. И, наверное, должно пройти время, чтоб зажили нанесенные раны. В конечном итоге должны прийти новые поколения, которые не принимали непосредственное участие в конфликтах. Как раз молодежь из всех церквей демонстрирует большую готовность к диалогу и сотрудничеству. Они живут будущим, а не прошлым.

Надежда Тысячная,

«День»

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение