Среда,
23 августа 2017
Наши сообщества

Митрополит Софроний (УПЦ): "Боюсь, до автокефалии я не доживу"

"Газета.ua"

"Газета.ua"

Митрополита Черкасского и Каневского 72-летнего Софрония из Украинской православной церкви Московского патриархата называют одним из наибольших приверженцев автокефалии.

Владыка, правда ли, что на июльском соборе УПЦ были попытки освободить киевского митрополита Владимира за склонность к автокефалии?

- Блаженнейшего Владимира никто снять не может. Его избрали пожизненно. Даже если он по примеру католического кардинала Гузара надумает подать заявление об отставке, его не примут. Единственное, что он может - назначить местоблюстителя. Но пока жив - будет руководить.

Говорят, один из спонсоров церкви Виктор Нусенкис пригрозил полностью прекратить финансирование в случае продолжения движения к автокефалии. Это ударит по церкви?

- Это его воля. Хочет помогать - будет помогать. Не хочет - не будет. На церковь это мало повлияет. Мне не понравилось, что этот человек заявлял, якобы вопрос автокефалии для него - неожиданность. Я спрашиваю: "Как это неожиданность? Вы же девять листов своего выступления напечатали. Значит, готовились".

На днях патриархи четырех старейших церквей мира и предстоятель Автокефальной церкви Кипра заявили, что Украина не является канонической территорией Московского патриархата. Не означает ли это, что автокефалию вам могут даровать, вопреки воле Москвы?

- Мысль смелая. Но блаженнейший митрополит Владимир настолько авторитетный в мире православия, что ему не нужна какая-то помощь извне. Он бы мог своей волей достичь автокефалии то ли сразу после независимости, то ли сейчас. Те же патриархи нам ее свыше не подарят. Надо, чтобы мы обратились. 20 лет тому назад, когда Украина только поднялась, может, и надо было так сделать. А сейчас церковь стабилизировалась. Не все архиереи примут автокефалию. Принимать какие-то радикальные решения - значит провоцировать конфликты вплоть до нового раскола. Митрополит Владимир - мудрый человек, у него светлая голова. Он будет проводить мирную политику.

Как вы относитесь к откровенно пророссийским епископам вашей церкви - одесскому Агафангелу, тульчинскому Ионафану и уманскому Антонию?

- Для них Украины нет и не будет. Они ощущают себя россиянами. Они не хотят слышать название "украинская церковь". Дескать, в Украине проживают представители многих народов. Позвольте, говорю, а как же тогда русская церковь? Разве в России не живут чуваши, мордвины и представители других национальностей. Но ведь церковь русская? В Сербии церковь сербская, а в Грузии - грузинская. Что интересно, за автокефалию у нас никто не агитирует. Зато противников - хоть отбавляй.

Однако я хочу сказать, что у меня врагов нет. Я люблю тех, кто любит Украину. Свою позицию не скрываю ни от кого. Слава Богу, 20 лет уже стоит независимая Украина. Значит должна быть и украинская независимая церковь. Ничего злого в этом нет и вешать ярлык националистов ни на кого не надо. Просто я люблю эту землю, меня кормила молоком мать-украинка.

Из ваших слов вытекает, что в ближайшее время автокефалии не будет?

- Когда после долгого противостояния объединилась Русская православная церковь с Русской заграничной православной церковью, для меня это была радость. Так же должно быть радостно и всем россиянам, если объединятся церкви в Украине. Но я вам скажу так: никому из наших соседей не нужна сильная Украина с сильной церковью. Если бы объединились наша церковь с Киевским патриархатом, то по количеству приходов это была бы наибольшая православная община в мире. После нас были бы румыны, а только после них - россияне.

Как скоро такое возможно?

- Боюсь, я не доживу.

Какую позицию занимает московский патриарх Кирилл?

- Он является приверженцем объединения всех под крылом Московского патриархата. Когда в июле встретил меня, то спросил: "Это и есть наибольший украинский оппозиционер?". Я сам 17 лет прожил в России и знаю, как им тяжело воспринимать отсоединение Украины. Там, кстати, меня только хохлом и называли. Иногда со старыми друзьями встречаемся. Они меня прямо спрашивают: "А это правда, что ты стал наибольшим приверженцем автокефалии?". Говорю: "А что, я от того стал хуже? Или, может, к вам отношусь хуже? Я уважаю ваше мнение, а вы уважайте мое".

Какая наибольшая преграда на пути к автокефалии?

- Язык. Наши люди так настроены, что могут представить богослужение на любом языке, только не на украинском. В жизни говорить можно, а в церкви - нет. Здесь каждому епископу работы - непочатый край. Украинцам довольно оглядываться назад. Я свою паству по национальности не отличаю. Для меня главная национальность - гражданство Украины.

 

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
loading...

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение