История новомученика, которого НКВД убило на допросах за пять дней до окончания следствия

17:29, 21 января 2018
Православие
2709 0
Протоиерей Иоанн Русанович. Бровары, 1918 г. / pravoslavie.ru

Несмотря на многочисленные истязания и пытки, протоиерей Иоанн Русанович не отрекся от веры и не сделал наговор на себя и ближних, поэтому его фактически убили на допросах за пять дней до окончания следствия. Случилось это в 6 утра 8 января (н.ст.) 1939 года, на второй день после Рождества Христова.

Род Русановичей имеет более чем 500-летнюю историю, среди его представителей – крупные землевладельцы, казачьи старшины, политические и религиозные деятели. Вторая половина XIX века и первая половина ХХ-го отмечены в истории села Гоголева (ныне Броварской р-н Киевской области) тем, что священниками в здешних храмах служили исключительно представители рода Русановичей.

Протоиерей Иоанн Русанович родился в 1875 году в с. Гоголеве в семье православного священника Симеона Русановича, настоятеля гоголевской церкви Рождества Пресвятой Богородицы. Второй сын отца Симеона Александр также был священником, служил в Свято-Троицкой церкви г. Бровары, а затем сменил отца в гоголевской церкви Рождества Пресвятой Богородицы, умер во время голода 1933 года. Сын отца Александра, Дмитрий, выпускник Киевской духовной семинарии, был расстрелян НКВД 26 мая 1938 года. Его дочь Татьяна Дмитриевна и передала нам материалы о брате своего деда – мученике протоиерее Иоанне.

До 1906 года И.С. Русанович служил почтово-телеграфным служащим (с 1902 г. в Киеве). В 1906 году принял рукоположение во священника и служил в Петропавловской церкви города Бровары. В это время его брат отец Александр Русанович служил священником в Свято-Троицкой церкви того же города. После революционных лихолетий 1920-х годов и начала гонений на Православную Церковь отец Иоанн Русанович переехал в с. Плоское, где служил настоятелем местного приходского храма.

Коммунистический режим и декларацию о лояльности советской власти 1927 года отец Иоанн не принял, считал себя «тихоновцем». В связи с гонениями на Церковь храм в с. Плоское был закрыт большевиками, и отец Иоанн нелегально перебрался в родное село Гоголев, в отцовский дом, где жил его брат священник Александр. Пережив искусственно учиненный большевиками голодомор и потеряв в эти страшные годы родного брата – священника Александра, умершего голодной смертью, отец Иоанн организовал в отчем доме катакомбный домовой храм, где нелегально совершал богослужения, крестил детей, проводил собрания верующих.

Протоиерей Александр Русанович с семьей на пороге отчего дома в с. Гоголеве / pravoslavie.ru

25 августа 1938 года стало началом восхождения на Голгофу отца Иоанна Русановича. Его арестовали по представлению начальника Броварского РО НКВД Кисиленко и с санкции прокурора Гринберга. Видимо, немаловажную роль сыграла и справка-характеристика за подписью тогдашнего председателя сельсовета, которая сохранилась в архивном деле № 18330-ФП.

Палачи НКВД ставили перед собой задачу «выбить» из отца Иоанна признание в шпионской деятельности. Сразу скажем, что следствию это не удалось. Отец Иоанн оказался человеком-скалой. Его не сломили ужасные издевательства палачей-богоборцев, пытки и мучения. В тюрьме НКВД он вел себя мужественно, героически, с честью, даже поддерживал сокамерников, что подтвердил специально подсаженный к нему Н.Ф. Юрек, житель с. Туринцы Ржищевского района.

Допрос отца Иоанна проводил начальник Ржищевского РО НКВД сержант Карчевский. Благодаря его детальным записям в протоколе мы имеем возможность соприкоснуться с непоколебимым духом отца Иоанна. Временами его ответы звучат даже иронично: например, на вопрос, кто входил в подпольную контрреволюционную организацию, которой он будто бы руководил, отец Иоанн отвечал: «Арестованные и сосланные советской властью служители культа и сельские бабки».

Последние допросы отца Иоанна проводились уже в самой камере, поскольку подсудимый после многочисленных истязаний и избиений не мог ходить. Вот записи об этом от 27 декабря 1938 года и 3 января 1939 года: «Заключенный Русанович И.С. идти на допрос не может».

Поскольку отец Иоанн категорически отказывался на допросах называть имена своих единомышленников и давать показания о них, чекистские палачи пытали его с изощренной жестокостью. Отцу Иоанну в тюрьме НКВД искалечили ноги, однако духовно сломить его так и не удалось: он не оговорил себя и не выдал ни одного из своих единомышленников.

7 января, на Рождество Христово, состоялся последний допрос в жизни отца Иоанна: в камере ему устроили очную ставку с кассиром гоголевской потребкооперации Логвиненко Ф.Р., который подтвердил крещение детей. Других доказательств не было. Очевидно, сотрудники НКВД их так усиленно «добывали», что на следующий после Рождества Христова день – 8 января 1939 года – в 6 часов утра протоиерей Иоанн мученически скончался.

Самого акта о смерти в деле нет. Одна из многочисленных справок свидетельствует, что вещественных доказательств по делу нет. Срок рассмотрения дела – до 13 января 1939 года.

Поскольку несгибаемый отец Иоанн Русанович, несмотря на многочисленные истязания и пытки, так и не сделал наговор на себя и других, его фактически убили на допросах за пять дней до окончания следствия.

В центре родной брат о. Иоанна о. Александр Русанович, второй слева – сын о. Александра и племянник о. Иоанна Д.А. Русанович, расстрелянный 26 мая 1938 г. / pravoslavie.ru

Как известно, на этот спецучасток в Быковнянском лесу, огороженный высоким забором и колючей проволокой, с 5 августа 1937 года по 17 сентября 1941 года каждую ночь свозили из Киева тела «врагов народа», расстрелянных в тюрьмах НКВД. Убитых загружали после полуночи на «полуторки» и под охраной тайно привозили сюда, сбрасывали в предварительно вырытые ямы и засыпали известью и грунтом.

Выписка из акта тройки УНКВД Киевской области о приговоре Д.А. Русановича к расстрелу / pravoslavie.ru

По далеко не полным данным, на территории «спецучастка НКВД УССР» в Быковнянском лесу в 1937–1938 годах было зарыто в «братских могилах» не менее 30–35 тысяч расстрелянных жителей Киева и области, а также более 3,5 тысяч иностранных граждан. Другие исследователи считают, что здесь погребено около 100 тысяч жертв.

«Спецучасток НКВД УССР» в Быковнянском лесу является наибольшим захоронением среди подобных на территории Украины, а также входит в тройку наибольших массовых захоронений жертв сталинских репрессий в бывшем СССР наряду с Катынью и Бутово.

Сергей Шумило, Мария Овдиенко,

Полную версию истории новомученика Иоанна Русановича читайте на Православие.Ru

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter