news.church.ua

Служить Господу можно на любом месте.

Об этом сказал Блаженнейший Митрополит Онуфрий во время своей проповеди вдень памяти святых мучеников Флора и Лавра в столичном Свято-Вознесенском Флоровском монастыре, сообщает Информационно-просветительский отдел УПЦ.

Пример жизни и мученической кончины святых Флора и Лавра, по слову Архипастыря, учит нас стойкости и верности Богу даже до смерти.

«Мы научаемся тому, что человек может быть верен Богу до конца и все в своей жизни делать во славу Божию», — отметил Блаженнейший владыка.

Его Блаженство подчеркнул, что служить Господу можно на любом месте.

«Есть разные дела — один строитель, второй портной, третий врач, четвертый художник, — сказал он. — Что бы человек ни совершал, в каких бы обстоятельствах не оказывался, он должен стараться делать так, чтобы его дела прославляли Имя Божие».

Мученики Флор и Лавр были родными братьями, они жили во II веке в Византии, потом переселились в Иллирию (ныне Югославия). По ремеслу братья были каменотесами (их учителями в этом искусстве были христиане Прокл и Максим, от которых братья научились и богоугодной жизни).

Правитель Иллирии Ликаон послал братьев в соседнюю область для работы над строящимся языческим храмом. Святые трудились на стройке, раздавая заработанные деньги нищим, сами же соблюдали строгий пост и непрестанно молились.

Однажды сын местного жреца Мамертина на территории строительства обломком камня повредил себе глаз. Святые Флор и Лавр обнадежили разгневанного отца, что сын его получит исцеление. Они взяли юношу к себе и наставили в вере во Христа. После того, как юноша исповедал Иисуса Христа Истинным Богом, братья помолились о нем, и глаз был исцелен. При виде такого чуда отец юноши также уверовал во Христа.

Когда постройка храма была закончена, братья собрали христиан, помогавших при постройке, сокрушили идолов и поставили в восточной части храма святой крест. Узнав об этом, начальник области приговорил к сожжению бывшего жреца Мамертина с его сыном и 300 христиан. Мученики Флор и Лавр были брошены в пустой колодец и засыпаны землей. Через много лет их святые мощи были обретены нетленными и перенесены в Константинополь.