Попытки обвинить в пособничестве сепаратистам УПЦ выходят на государственный уровень и становятся похожими на провокации. Пример тому - новость дня о том, как Госпогранслужба задержала "священника УПЦ, причастного к деятельности донецких боевиков". 

Согласно вести, обнародованной на официальном сайте ведомства, некий мужчина был задержан на контрольном пункте "Бугас" в Донецкой области. Он направлялся на неподконтрольную Украине территорию и предъявил на блокпосте удостоверение, выданное так называемым "министерством государственной безопасности" ДНР, говорившее о причастности гражданина к батальону "Восток". О том, что данный  товарищ – священник свидетельствовали подрясник и борода. Тем ни менее, официальный пограничный сайт подчеркнул, что это — священник Украинской православной церкви Московского Патриархата. То есть — "поп-сепаратист".

"Московский патриархат" давно не используется в названии УПЦ, существующей в условиях фактической автокефалии и, вопреки легендам, не "финансирует Москву". Напротив, делегация УПЦ на соборах РПЦ – самая крупная и ее голосования — определяющие. А митрополиты УПЦ и епископы, в том числе и служащие на Донбассе, в большинстве – уроженцы Западной Украины, сохраняющие ее традиции. 

С момента начала АТО ни один священник из Донбасса и прилегающих территорий не получил благословение покинуть свой приход. Вывезя или не вывезя семьи, священники остались со своим народом. При этом церкви у многих были разбомблены, епархиальное управление в Горловке восстановлению не подлежат, а Святогорский монастырь фактически обвинен в укрывательстве сепаратистов. Опять  же – через СМИ. В УПЦ усилиями гонщика, пилот истребителей владыки Августина служившего во Львове и ныне переведенного в Белую Церковь, еще в 90-х появился военный отдел и была налажена служба капелланов. По словам владыки Августина, священники стали рядом с военными, потому что они – люди тех профессий, которые не работают, а  служат.  Близкий к зоне АТО пресс-секретарь Северодонецкой епархии УПЦ Иорданий Мелекий рассказывает, как священники освящают украинские блокпосты, а владыки служат в зоне боев, прячутся от бомбежек в подвалах и пересекают блокпосты, потому что православная украинская паства, как и украинские граждане, остались по обе стороны линии разграничения. Об этих пересечениях священники рассказывают разное. Поминают, как одного из них вытащили вместе с семилетним сыном из машины и имитировали расстрел. В живых оставили, но ребенок с тех пор поседел и перестал говорить.

А протоиерей Захария Керстюк, доставляющий в рамках миссии "Милосердие без границ" гуманитарную помощь в зону АТО, пишет в соцсетях: "Ребята, на блокпостах новая фишка.  Всех "московских попов" проверяют на знание "Отче наш" на украинском языке. Солдаты, вполне серьезно подходят к этому вопросу.

Если не расскажешь, не пропускают, заставляют выучить, прямо на посту, и только потом пропускают. Командир роты очень удивился, когда я с первого раза ему рассказал "Отче наш". Говорит, что наконец-то встретил настоящего, украинского "московского попа" — патриота Украины. В подтверждение сказанной им фразы мы снабдили ребят на данном блокпосту новыми теплыми сапогами, термобельем, носками, пуховиками, и продовольствием. Продолжаем ломать стереотипы о плохой "московской церкви"!" Впрочем, отец Захария рассказывает иные истории — о том, как представители Правого сектора просили у него благословения, предварительно узнав, что он "не филаретовец" — разделение церквей дошло и до зоны АТО.  

При этом УПЦ создает волонтерскую службу, которая возит продукты в зону АТО и отправляет на отдых в Закарпатье  детей, бедствующих вследствие АТО. А глава Синодального отдела УПЦ по социально-гуманитарным вопросам протоиерей Владислав Диханов рассказывает, что помощью  для священников стала электронная пропускная система в зону АТО – можно очереди быстрее  проходить.

При этом те, кто профессионально работает на подрыв влияния УПЦ,  говорят о том, что за ней уже не 90 процентов украинских православных. Мол, бегут они от "московского попа". Эксперты же спорят с этим, и говорит об отсутствии методик определения религиозности украинцев. "Опросы не говорят о воцерковленности респондентов", — рассуждает эксперт Департамента гуманитарной и социальной политики Кабинета Министров Украины Юрий Решетников, ранее руководивший Госкомрелигий.  "Когда человека спрашивают, к какой Церкви он принадлежит — Московского Патриархата или Киевского — и  он выбирает второе, это не значит, что он прихожанин одной из церквей. Зачастую, так он декларирует, что он — православный патриот, и не вдается в детали", — говорит эксперт, подчеркивая, что количество приходов УПЦ за последние годы выросло.

Оценки политолога При этом церковь, в силу трагедий в стране приблизившаяся к государству, включается в общенациональные процессы. К примеру – в борьбу с коррупцией во власти.   "Если общество будет жить по-христиански, коррупция исчезнет", — рассуждает глава административного аппарата Киевской Митрополии УПЦ архимандрит Виктор (Коцаба). Он говорит, что коррупционеры нарушают заповедь "не укради". Он напоминает, что все законы давнего написаны,  остается их соблюдать, и не только в пост, который начинается 14 августа. Наверное, лучший нам на  этот период дал ныне почивший в Бозе Киевский митрополит Владимир: "В пост главное не есть друг друга". Впрочем, как и в другое, мирное и военное время.

Янина Соколовская, политэксперт

РИА Новости Украина

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Ответственность за цитаты, факты и цифры, приведенные в тексте, несет автор.