цей матеріал доступний українською

На Кипре наместник Святогорской лавры рассказал о малоизвестном старце

16:30, 06 ноября 2018
Православие
2979 0
Митрополит Арсений / svlavra.church.ua

На Кипре на международной конференции «Монашество Русской и Кипрской Православных Церквей: духовно-культурные связи» наместник Святогорской лавры митрополит Арсений выступил с докладом «Современные монастыри Русской Церкви – опыт возрождения».

В частности, в докладе, текст которого опубликован на сайте Святогорской обители, он рассказал о малоизвестном старце схиархимандрите Серафиме (Мирчуке).

"Из опыта возрождения нашей Святогорской Лавры хочу привести примеры общения братии со старцем схиархимандритом Серафимом (Мирчуком), с которым нас познакомил окормлявшийся у него духовно ныне здравствующий схиархиепископ Алипий, находившийся с батюшкой в единодушном общении. Особым даром от Бога был для нас, молодых монахов, этот практический опыт духовного общения. Мы не дерзаем говорить, что мы переняли и воплотили в своей жизни духовный уровень старцев, но мы счастливы тем, что видели, какие старцы бывают, мы видели воплощение святоотеческого духа с благодатными дарами рассуждения и прозорливости, молитвенного делания и деятельной любви к Богу и ближнему. Мы в жизни видели пример для подражания, и в своей мере, идеал живой монашеской жизни в Боге. Отец Серафим, имевший в своё время опыт общения с ныне прославленным в лике преподобных схимитрополитом Серафимом (Тетрацкаройским, вл. Зиновием), прп. Глинской пустыни Серафимом (Романцовым) и прп. Андроником (Лукашом), с прп. Амфилохием Почаевским и прп. Кукшей Одесским. Как трудолюбивая пчела, собрав нектар духовного общения со святыми, делился с нами, подсказывая и поддерживая нас советами при самом начале возрождения нашей обители. Переживши сиротой войну и послевоенное голодное время, в 13 лет пришедший в братию Почаевского скита и видевший в 1961 г. его закрытие (под угрозой закрытия стояла и Почаевская Лавра), изгнанный из своей обители, он не мог нигде служить, так как власти гнали почаевских монахов. Он был принят епископом Владимиром (Котляровым, ныне митрополит) в клир Воронежско-Липецкой епархии, где и прослужил около 40 лет на сельских приходах, преимущественно около 30 лет на Свято-Благовещенском приходе с. Ожога, собрав вокруг себя общину, составившую вокруг приходского храма сокровенный монастырь. Это было время так называемых «хрущёвских гонений» на Церковь. Глава государства объявил, что в 1980 г. покажут последнего попа по телевизору. В одном только 1961 г. были закрыты Киево-Печерская Лавра, Глинская пустынь и около 9000 приходских храмов. И несмотря на это, народ, ищущий спасения, стремился объединиться вокруг таких пастырей Церкви.

Место служения отца Серафима с. Ожога Липецкой области находилось на расстоянии 700 км от нашей обители. Но мы с братией бывали у батюшки в среднем 1-2 раза в месяц, и приезжая со списком недоуменных вопросов, нередко получали ответы на них по порядку, даже не успев их озвучить. Причём батюшка не просто давал ответы, но цитируя при этом святых отцов, давал разъяснения, почему надо поступить так, а не иначе. Отец Серафим говорил: «Старец во всём должен быть старец — его мнение должно быть созвучным с мнением святых отцов и учением Святой Матери-Церкви».

Таковое общение и связанное с ним духовно-возвышенное настроение как бы на второй план отодвигало внешнюю неустроенность и трудности хозяйственной жизни в первые годы становления и возрождения обители. Можно сказать, что главный акцент был на возрождение духовного начала в монастыре, а уже всё внешнее образовывалась само собой по слову Писания «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6:33). Доверяя благословению батюшки, мы решались, подчас, по послушанию к нему на дела, превосходящие духовные и телесные силы, веруя, что такова воля Божия. После окончания семинарии я был рукоположен епископом Алипием в 24 года в иереи и пострижен в мантию. Около года я служил в приходском храме, и в 1993 г. был переведён архиерейским указом в новооткрытый Святогорский монастырь, где нёс послушание в течение полутора лет на должности благочинного. Однажды владыка приехал и задал вопрос: «Может, тебя игуменом поставить, наместником монастыря?» Я в ужасе отказался, сославшись на неимение ни жизненного, ни тем более духовного опыта. Более эта тема в разговоре с владыкой никогда не поднималась, и я успокоился. Прошло полгода, в попразднество праздника Богоявления у нас в обители совершалась архиерейская служба, я нёс послушание на клиросе. Во время малого входа на клирос прибежал иподиакон владыки и сказал: «Немедленно в алтарь!» — я поспешно вошёл в алтарь. «Одевай епитрахиль и фелонь» — я одел. «Ложи поклон перед престолом и выходи к архиерею через царские врата» — я всё сделал, как во сне, сбитый с толку внезапностью. Перед архиереем, подойдя, сказали положить земной поклон. И когда я встал, надо мной владыка Алипий прочитал молитвы на игуменство и на вручение жезла и вручил Указ о назначении меня наместником. Это в 26 лет!!! Я стоял, как громом поражённый, только смог спросить: «Что мне делать дальше?» На что владыка спокойно ответил: «А теперь иди и дальше пой на клиросе». Впоследствии мне стала известна предыстория моего «младоигуменства». Духовно близкие мне люди поехали к отцу Серафиму в с. Ожогу за разрешением духовных вопросов.

Батюшка встретил их на пороге и сразу спросил:

— Отец Арсений в монастыре?

— Да.

— Наместник?

— Нет.

— Игумен?

— Нет, иеромонах.

— А ему предлагали игуменство?

— Кажется, да.

— А он что?

— Отказался.

— Как посмел? Какие причины отказа?

— Да вроде бы сказал, что нет духовного и жизненного опыта.

На что отец Серафим сказал: «Это не причина для отказа, так как где благодать Божия, там каменная стена как паутина. А где нет благодати, там паутина непробиваемой каменной стеной становится. Божие благословение немедленно принимать наместничество и архимандритство, и чем быстрее, тем лучше. А если не примет наместничество, будет строго наказан Богом». С этим напутствием сии рабы Божии, не сказав мне ни слова, поехали прямо к правящему архиерею, а тот в свою очередь к ныне покойному Блаженнейшему Владимиру, митрополиту Киевскому, и решением Синода, о котором я был в блаженном неведении, в возрасте 26 лет меня поставили игуменом, а через 2 месяца к празднику Святой Пасхи — в архимандриты нашей святой обители. Единственным утешением для меня в той ситуации было то, что это благословение старца, который вскоре после поставления моего на игуменство, когда мы с братией приехали, не замедлил утешить. Приняв меня, с улыбкой по-особому тепло, ласково спросил:

— Ты игумен?

— Да, батюшка.

— Наместник?

— Да, батюшка.

— Архимандрит?

— Нет.

— А митра у тебя есть?

— Нет, батюшка, нету.

И он подарил митру отца Исаакия (Виноградова), в которой тот служил в ссылке, со словами: «Другие митры под кроватями держат и без митр умирают. А у тебя всё будет — и митры, и кресты, и жезлы — всё будет, ещё другим будешь раздавать». Добавив сразу наставление: «Не стремись всё в обители исправлять сразу — понемножку, не спеша. Сегодня одно, завтра другое. И так потихоньку всё исправится, и какая обитель будет!» Эти слова были для нас великим утешением, т. к. мы получили разрушенные поросшие кустарником храмы и корпуса. Из одного только Успенского собора братия вывезли 2600 тонн мусора (40 вагонов). Всё надо было начинать с нуля. Братии было около 30 человек, из них только 15 человек были в монашестве. Но благословение и благодатные молитвы батюшки, и желание братии жить по совету и в послушании восстановили нашу святую обитель, и сделали каменные стены, препятствующие её возрождению, паутиной.

Пример нашей святой обители — это всего лишь один эпизод возрождения монастырей и монашества в нашем Отечестве, которое совершается не мудростию человеческой и не нашим желанием, но Всеблагим и Премудрым Промыслом Божиим по Его Святой Воле".

2

*Схиархимандрит Серафим (в миру Василий Иларионович Мирчук) родился 15 мая 1936 года в Украине в городе Проскурове. Рано осиротев, жил у родственников. После окончания начальной школы удалился в Почаевскую Лавру, где принял монашество с именем Валерий. В 1958 году был рукоположен в сан иеродиакона. В 60-х годах во время тяжких гонений на почаевских иноков по воле Божией отец Валерий оказался в Воронежско - Липецкой епархии. В 1965 году иеродиакон Валерий был рукоположен в иеромонаха архиепископом Воронежским и Липецким Палладием (Каменским).

В феврале того же года его назначили настоятелем Михайло-Архангельского храма села Ячейка Воронежской области. В мае 1978 года в сане игумена отец Валерий был назначен настоятелем Благовещенского храма села Ожога Липецкой области.

31 марта 1980 года отец Валерий награжден крестом с украшениями. В 1982 году возведен в сан архимандрита. В 1995 году удостоен права совершать Божественную литургию с открытыми Царскими вратами. За заслуги перед Церковью награжден орденом святого равноапостольного князя Владимира III степени. Избрав путь смирения, он тайно принимает постриг в схиму с именем Серафим.

Многие богатые благотворители жертвовали свои средства, и отец Серафим тратил их не только на благоустройство обители, но и помогал строить более 10 окрестных храмов. 11 января 2005 года схиархимандрит Серафим умер, а погребение его состоялось через два дня 13 января 2005 года. 

svlavra.church.ua

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter