цей матеріал доступний українською

18 октября исполняется 100 лет со дня кровавой расправы над крестным ходом со Святогорской иконой в селе Байрачек

00:41, 18 октября 2018
Православие
3222 0
Икона: Новомученики и исповедники Святогорской пустыни ХХ века / svlavra.church.ua

К этой скорбной для Святогорья круглой дате Информационно-просветительский отдел Святогорской Лавры подготовил материал, освещающий страшные события дня, явившегося последним в земном бытии трёх насельников обители — новомучеников святогорских.

Новомученики Святогорской пустыни:

Иеромонах Модест ((Горбенко), 1861 — †5/18.10.1918), иеромонах Иринарх и

иеродиакон Феодот

В октябре 1918 г., из села в село переносилась особо чтимая в местности чудотворная Святогорская икона Божией Матери [1]. Крестный ход остановился на ночлег вс.  Байрачек Терновской волости Купянского уезда (ныне село Торское Лиманского района Донецкой области). Здесь 18 октября (н. ст.) в помещение, в котором находилось духовенство, взломав двери, ворвалась разбойничья шайка, и выстрелами убила иеромонахов Модеста [2] и Иринарха, иеродиакона Феодота, проживавших в том доме, псаломщика местной церкви и его дочь [3]. Остался в живых только послушник, который ночевал в другом помещении [4].

Пять трупов лежало у подножия иконы, стоявшей в луже крови. Денег у монахов не оказалось. Но не один мотив грабежа руководил разбойниками, судя по словам одного из них во время убийства: «Вы мóлитесь, чтобы Бог наказал большевиков»[5].

В июне 1919 г. святогорская братия в своих показаниях членам Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков раскрывает нам подробности этого ужасного преступления.

Ризничий иеромонах Флавиан: «В ночь на 5 октября 1918 г. в д. Байрачек в доме одного крестьянина находились с особо чтимой у нас в обители чудотворной иконой Божией Матери иеромонахи Модест и Иринарх. Туда в дом явились красноармейцы, разыскивая сына хозяина дома, выбили дверь, убили хозяина, его дочь, а затем потребовали у иеромонахов выдать собранные ими деньги. Денег не оказалось, монахи стали на коленях молиться пред образом. Тогда красноармейцы со словами: „Что вы здесь ходите и молитесь, чтобы Бог наказал большевиков?“ убили там же иеромонахов и бывших с ними иеродиакона и послушника, обрызгав кровью убитых Св. Образ и грозя уничтожить его, но не тронули» [6].

Показания казначея игумена Герасима (Омельченко): «Осенью 1918 г., кажется, в октябре месяце из села в село переносилась особо чтимая у нас икона Святогорской Божией Матери. Когда крестный ход остановился на ночлег в с.  Байрачек (приблизительно верстах в 15 от станции Лиман) в помещение, где остановилось наше духовенство, проникла разбойничья шайка, предварительно взломавши входные двери ломом. Разрывными пулями убили иеромонахов Модеста и Иринарха, иеродиакона Феодота, проживавшего в этом же доме псаломщика местной церкви, хозяина дома и его дочь, имена и фамилии коих мне не известны. Пять трупов лежало в той комнате, где находилась чтимая икона, у самого подножья иконы, стоявшей в луже крови, коей истекли несчастные жертвы тех остатков большевизма, которые во времена гетмана скрывались в лесах и получили в народе прозвище „лесовиков“. Труп же хозяина дома оказался в соседней комнате. После убийства бандиты забрали все бывшие у нашего духовенства деньги и скрылись» [7].

Эта жуткая, леденящая душу история расправы над мирным крестным ходом с чудотворной Святогорской иконой Божией Матери была зафиксирована не только в Актах расследования злодеяний большевиков, но также нашла своё отражение и в статье «В Святых Горах: Кровавые были» специального корреспондента газеты «Екатеринославский вестник» Николая Литвина, напечатанной в г. Таганроге 12 июня 1919 г.:

«Но самая кровавая быль Святогорья — сжимает сердце, леденит разум. О ней — страшно вспоминать, страшно писать.

Есть чтимая икона в Святых Горах. Верят окрестные крестьяне в её чудесную силу и кланяются ей с искренностью деревенской души.

В октябре прошлого года, по просьбе крестьян села Байрачек, икона была отправлена к ним с крестным ходом.

Крестьяне хотели совершить всенародное молебствие Богу об избавлении края от учащавшихся грабежей и убийств.

Икону сопровождали иеромонахи Модест и Иринарх и иеродиакон Феодот.

В ночь под 5 октября икона находилась в доме крестьянина, где ночевали и все три монаха.

Во двор вошли 30 вооружённых человек.

Испуганные хозяева забаррикадировали дверь. Со двора в дом доносились крики:

— Откройте, у вас спрятались кадеты…

Монахи стали на молитву.

Разбойники дали залп сквозь стену. Через минуту была выбита дверь.

— А, молитвенники за добровольцев, — дико хохотали вошедшие.

— Никакой пощады! К стене!..

Не прерывая молитвы, упали расстрелянные монахи. Вслед за ними были убиты хозяин дома и его взрослая дочь.

Утром пред глазами собравшейся толпы представилась страшная картина.

Тонувшие в крови пять трупов и Святогорская икона, забрызганная кровью казнённых.

Страшен, но бесплоден был гнев народа. Убийцы скрылись.

Необычайной жутью веяло от громадного народного шествия в тот день, когда из села по дороге в монастырь тянулась траурная процессия:

За чудотворною иконою — гробы невинно убитых.

Погружённая в глубокую скорбь встретила шествие обитель.

Вечная память об этой скорби — недавние могилы на Святогорском братском кладбище» [8].

Потрясшая Святогорье ужасная трагедия произошла спустя неполных три месяца после чудовищной расправы над Царской семьёй, когда в ночь с 16 на 17 июля в полуподвальном помещении дома Ипатьева в Екатеринбурге большевиками было совершено зверское убийство Царя Николая II и членов Царской семьи. Именно это чудовищное убийство и открыло в 1918 г. небывалую по своей беспощадности и жестокости волну лютейшего красного террора, объявшую всю пленённую безбожием Святую мученицу-Русь. Сотни тысяч православных разделили участь Царственных страстотерпцев, и прияв мученические венцы, составили сонм новомучеников и исповедников земли Русской.

В 1981 г. на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви Заграницей иеромонахи Модест и Иринарх, иеродиакон Феодот были прославлены в лике преподобномучеников.

Память преподобномучеников Модеста, Иринарха и Феодота совершается в день Собора Новомучеников и Исповедников Российских — переходящее празднование в последнее воскресенье января (по ст. ст.) [9].

…Святые Горы помнят кровавые события постреволюционного красного террора, добравшегося и до Святогорской обители и унесшего жизни многих её насельников. Для братии Святогорской пу́стыни это время было поистине временем исповедничества и мученических страданий за свою веру и преданность родной для них обители. Многие из тех, кто совершил подвиг исповедничества и принял мученический венец в Святых Горах, ещё ожидают прославления Церковью. Помимо иеромонахов Модеста и Иринарха, иеродиакона Феодота, в числе новомучеников и исповедников святогорских монах Ипатий (†1/14 апреля 1918 г.); монах Тимолай и исповедник послушник Моисей (†23 мая / 5 июня 1919 г.); монах Онуфрий и монах Израиль (†1/14 июня 1918 г.); архимандрит Родион, иеромонахи Анастасий, Афанасий и иные с ними насельники Спасова скита (†1917–1918).

По материалам сайта Святогорской лавры.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter