Священник рассказал, как 10 дней в Центральной Африке изменили его взгляды на жизнь

15:09, 28 апреля 2018
Православие
1548 0
/ pravmir.ru

Православие по-африкански: «акуна матата», танцы во время службы, миссионерство и абсолютное счастье. Как десять дней в Центральной Африке меняют отношение к жизни и к Православию, рассказывает протоиерей Николай Данилевич после конференции Всемирного совета церквей по вопросам миссии и евангелизации в Танзании.

/ pravmir.ru

Акуна матата

Я и раньше бывал в Африке. В Ливии, например. Но все же это север, а значит, ближе к Европе и к культуре Ближнего Востока. Тогда как Танзания — Африка самая настоящая.

Что меня поразило: люди тут живут бедно (согласно официальным данным, 70% населения — за чертой бедности), буквально в трущобах, но нигде на лицах я не увидел какой-то обреченности, уныния, отчаяния. Наоборот, все улыбаются. По утрам спокойно идут на работу, как могут, трудятся, дети учатся в школе.

Этим танзанийцы мне очень симпатичны. Они особо не переживают, что у них чего-то там не хватает в квартире, хотя в некоторых домах, больше напоминающих хижины, даже дверей нет — так, занавесочка болтается, и всё. Бóльшая часть танзанийцев живет на 1 доллар 25 центов в день. Мне рассказывали, что средняя зарплата по стране около 200 долларов в месяц (тогда как в соседней Кении, для сравнения, — 600-700 евро), но они совершенно спокойно относятся к своим проблемам. По крайней мере, так мне показалось. Может, еще и поэтому знаменитая поговорка на языке суахили «Hakuna Matata» — «жизнь без хлопот», очень соответствует тамошнему образу мышления.

/ pravmir.ru

Мне кажется, нам всем не хватает такого простого, беззаботного, «африканского» отношения к жизни. Да, проблемы есть у всех, но как часто мы склонны делать из мухи слона (опять же, слон — африканское животное) и слишком большой упор делаем на негативные стороны жизни. Я и прихожанам своим сказал, когда вернулся из Танзании: «Желаю вам “акуна-мататовского” отношения к жизни». Да, может, не все гладко, но радуйтесь каждому дню, всему, что вокруг вас!

Помню, еще когда был студентом и поехал в свою первую заграничную поездку, по возвращении на Родину сразу же ощутил традиционную нашу напряженность, которая буквально висит в воздухе. За границей такого не было.

И меня до сих пор поражает эта наша всеобщая мрачность. Безусловно, трудиться, зарабатывать надо, но необходимо и спокойнее относиться к жизни, «take it easy» — как говорят англичане.

В Африке бананы есть, папайя, маракуйя растет, на улице тепло — что еще надо? Помню, пришел в Танзании в гостиницу, открыл кран, горячей воды нет — только холодная и еле теплая. Внутренне сперва возмутился, а потом думаю: стоп, это же Африка! Зачем здесь горячая вода — пусть будет и такая, «летняя»…

Африка научила меня более спокойно относиться к жизни. Ответственно, но и не слишком серьезно.

/ pravmir.ru

Шик и блеск литургии

В воскресенье все православные участники конференции служили на местном приходе Александрийского Патриархата. Изначально храм принадлежал греческой общине, основанной еще в те времена, когда в Танзании сформировалась огромная греческая диаспора: в основном бизнесмены, занимавшиеся выращиванием чая и кофе. Теперь греков здесь уже почти нет, так что на приходе остались местные, танзанийцы. Служат на греческом или на языке суахили.

На литургии присутствовали протестанты — у участников конференции Всемирного совета церквей была возможность выбрать, какое богослужение они хотели бы посетить. Так после службы подошел ко мне один из них и говорит: «Знаете, мне очень понравилась ваша литургия! Такое красивое богослужение…»

Ведь у протестантов намного проще всё, а нашу службу возглавлял греческий архиерей. Чтобы вы понимали, греческая архиерейская литургия — это «что-то с чем-то»! То, что можно назвать словами «шик и блеск». Так и вспоминаются послы князя Владимира, язычники, которые попали в Софию Константинопольскую на богослужение и потом говорили князю, «что не знали, где и оказались мы — на небе или на земле».

/ pravmir.ru

И в этом, я считаю, важный вопрос нашей миссии. Как, например, отнесется кто-то из наших «ультраправославных» к тому, что протестант, иноверный, пришел на службу в храм? А ведь это тоже христианин, пусть и другой конфессии.

Тысячу лет назад язычники -  послы князя Владимира  - тоже «просто постояли» на службе, но теперь благодаря им мы все — православные.

Поэтому, считаю, нельзя гнать из наших храмов людей — атеистов, или иноверных, или просто «случайных» захожан, потому что мы не знаем, как Господь действует. Может, благодать коснется сердца человека через слово или через пение, а может, и через ладан, благоухание — да мало ли через что еще!

На одном воркшопе на конференции протестанты из Америки рассказывали о своем интересном способе миссии. Называется «Тысяча и одно место для молитвы». Суть его заключается в том, что христиане где работают, там и молятся. Собираются прямо там, на рабочем месте — строители около вагончика строительного, служащие — в офисе — и молятся Богу. При этом остальные, неверующие, видя молитву, начинают интересоваться христианством и затем из интереса приходят в храм. Вот такой неожиданный способ проповеди Евангелия. По-моему, довольно интересный.

/ pravmir.ru

Расширяйте горизонты

Что еще меня поразило? Румынский священник отец Михаил рассказал о том, что Румынская Церковь помогает Александрийскому Патриархату в деле миссии. Так, когда Кенийская митрополия основала в Кении женский монастырь, то из Румынии прибыли две монахини, чтобы посодействовать в организации монашеской жизни. Более того, Румынская Церковь помогла и финансово.

Это натолкнуло меня на мысль, что нам, Православным Церквям, у которых нет внешней миссии (мы занимаемся проповедью Евангелия только для своих сограждан), хорошо было бы помогать и посылать миссионеров в такие Церкви, как Александрийский Патриархат, объединяющий все страны Африки. Это, скажем так, расширяло бы наши горизонты.

Мы привыкли к тому, что есть, а тут вдруг ты приезжаешь в незнакомую страну, служишь не в роскошном храме, а где придется, на антиминсе только, в очень простых облачениях. Поскольку постоянно приходится ездить, не берешь с собой ничего лишнего — только самое необходимое. При этом главное для тебя — люди и община.

/ pravmir.ru

На самом деле, я считаю, Церковь не может жить без миссии. Потому что если она не приводит новых членов, то, во-первых, не исполняет заповедь Христа, сказавшего: «Идите, научите все народы» (Мф. 28, 19).

И, во-вторых, без миссионерства община закрывается в себе и иногда становится похожей на секту.

Опять-таки, та же Румынская Церковь, очень большая и по количеству, и по качеству, помогает другим Церквям. Не вмешиваясь в их дела, не открывая на территории свои приходы, содействует в организации общинной жизни. Почему бы священникам и из нашей страны не поехать послужить где-нибудь в Мозамбике, в Ботсване или в Кении? Познакомиться с культурой, выучить язык…

Вспоминается сразу святитель Николай Японский, который писал в своих дневниках о том, что просил помощи от Синода, и на всю Русскую Церковь нельзя было найти кого-то, кто мог бы поехать помогать ему с миссией в Японии. На самом деле, думаю, просто нужен пример: один, другой человек загорится этой идеей, поедет, побудет, а там и другие захотят.

Может, это немного идеализированно звучит, но такие поездки помогают понять православие и христианство во всем его универсализме. Ты ясно видишь, что в вере главное, а что второстепенное, наносное.

/ pravmir.ru

Танцующий митрополит

Очень интересно окунуться в культуру другого народа. Например, в Африке священнослужители пританцовывают во время богослужения. Да-да! Священник-миссионер из Кении отец Джон рассказывал, что первый раз это происходит на литургии перед «Верую», когда звучит возглас «Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы» и священник говорит пастве: «Христос посреди нас!» А второй раз танцуют уже после службы — когда собирают пожертвования. Мне такая традиция очень понравилась, потому что танец — это выражение радости, и почему бы и правда не жертвовать на храм с радостью?

Еще на видеозаписи богослужений я видел, как пританцовывают прихожане, когда подходят прикладываться ко кресту после литургии. Есть видео, где даже митрополит Кенийский Макарий танцует во всех литургических облачениях.

О богоугодных танцах и в Библии есть упоминания — когда царь Давид скакал перед ковчегом, возвращенным из филистимлянского плена. В пасхальном каноне мы именно об этом слышим: «Богоотец убо Давид пред сенным ковчегом, скакаше, играя…» А знаете ли вы, что славянским словом «ликовать» переводится греческое слово «хорево», которое означает «радоваться, танцевать».

/ pravmir.ru

Когда рукополагают в священника, а также во время таинства венчания хор поет: «Исаие, ликуй». «Исаие хореве» по-гречески — ликуй и танцуй, то есть «Исаие, танцуй!». Не просто радуйся, стоя на одном месте, а ликуй, выражай свою радость какими-то телесными движениями.

Конечно же, я не призываю всех танцевать на службе — у нас другая культура, и этого просто не поймут. Но внутреннее состояние должно быть настолько радостным. Греки более темпераментные, южные люди, и для них это нормально. И в Африке на литургиях местные стоят, но с нетерпением ждут окончания службы, чтобы можно было потанцевать. Культура такая, и ее не надо отбрасывать, но просто принять, ведь радости христианства она не противоречит. Если они так выражают свою радость, это прекрасно, и мы с ними пританцуем, почему нет?

Вот на видео у меня владыка Кенийский Макарий, который с семинаристами из Кении танцует!

Когда приходит абсолютное счастье

Еще раз повторю: общение с другими Церквями даст возможность выйти за рамки собственного контекста, посмотреть, насколько поистине вселенским является Православие, и во всем этом многообразии Христос — для всех.

В Танзании я увидел в одной лавочке фигурку «Тайная вечеря». Смотрите, и Христос, и апостолы — все изображены чернокожими! И это нормально, они, африканские христиане, видят в Нем своего. Хотя, как мы знаем, Христос не был чернокожим. Возможно, смуглым, но это и не так важно. Главное — Он пришел на землю, чтобы спасти всех.

Думаю, многие наши проблемы от того, что мы замыкаемся на себе. Но там, в Африке, я на миг мысленно поставил себя на место Бога — имел такое дерзновение. Насколько большая Земля, как много на ней народу! И какой Бог поистине всемогущий, сколько просьб наших Он каждую минуту выслушивает и сколько проблем решает. В Украине одно происходит, у соседей наших другое, а там, на другом континенте, вообще абсолютно иной мир.

Когда находишься там, то смотришь на Православие шире, понимаешь, насколько мизерными являются наши местные трудности. Этот наш церковный раскол в Украине, язык богослужения, автокефалия, — во всемирном масштабе какие все-таки мелочи…

/ pravmir.ru

Недавно к нам в Киев приезжал ученик преподобного Паисия Святогорца архимандрит Ириней (Верикакис), так во время его встречи с киевлянами я поймал себя на мысли: насколько то, что он говорит, далеко, выше и объемнее всех тех проблем, которыми мы тут озабочены, нашей внутриконфессиональной грызни. И когда я разбирал записки из зала к отцу Иринею, среди вопросов не было ни одного на политическую тему или о расколе. Всех интересовали только духовные проблемы — с отношениями в семье, как молиться, как бороться с унынием, учиться смирению и так далее. Вот что хотят знать на самом деле.

Надо быть открытыми. Люди интересуются христианством, если им с увлечением о нем рассказываешь. А для меня как священника важно то, что ты своим служением способен изменить жизнь другого человека. Не сам, конечно, а благодатью Божией, силой Христовой.

Понятно, что и у нас в стране тоже хватает непросвещенных верой, и им также необходимо нести Благую Весть. Но и выходить за привычные рамки тоже нужно. Человеку свойственно развиваться, Господь нам это заповедал — в притче о талантах, например. Так давайте приумножать таланты!

В той же притче Бог потом воздает и хвалит за приумноженное, поэтому если мы что-то делаем для Бога, то логично, что ожидаем и награды. Награды в духовном смысле слова, и ее очень хочется, потому что в ней как раз счастье. Когда чувствуешь, что и ты поспособствовал тому, чтобы привести человека к Богу, помог решить какой-то вопрос, проблему, помолился, и у кого-то в жизни что-то наладилось.

Безусловно, все это Господь делает, но ты хотя бы рядом постоял, прикоснулся к благодати, ощутил на миг то самое сияние Царствия Небесного. Это очень помогает в жизни и дарит чувство абсолютного счастья.

Протоиерей Николай Данилевич, Юлия Коминко, "Православие и мир". 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter