Понедельник,
21 августа 2017
Наши сообщества

Во Львовской области на еврейском кладбище из заброшенных надгробий воздвигли стену памяти

Фото: газета "Новости Хадашот"
Фото: газета "Новости Хадашот"

На территории старого еврейского кладбища города Добромиль Львовской области открыли Стену памяти. Кроме официальных лиц, церемонию посетили много местных жителей, почтивших память евреев-земляков, убитых нацистами в годы Холокоста.

Об этом пишет газета "Новости Хадашот".

Первое упоминание о евреях в этом городе датируется второй половиной XVI века, в конце XIX века они играли большую роль в создании местной промышленности, а в 1920-е составляли более 40% населения Добромиля (2100 из 5000 жителей). Войну пережили лишь 25 человек… 

История Стены продолжалась четыре года: все началось в 2012-м, когда журналист «1+1» Омельян Ощудляк рассказал мне о дворе частного дома в Добромиле, где свалены еврейские надгробия со старого кладбища, которыми после войны мостили улицы. Я встретился с тогдашним мэром города и хозяином двора — казалось, вопрос о переносе мацев можно решить быстро, но нежелание пойти навстречу завело дело в тупик.

Обращение в 2012 году к главе Старосамборского района Галине Пагутяк и другим чиновникам также окончилось ничем — плиты продолжали лежать во дворе в ожидании лучших времен...

Уже после Майдана я обратился к новому мэру города Юрию Петрику, на сессию городского совета был вынесен вопрос о еврейских надгробиях и, наконец, получено разрешение на их «переезд» на территорию еврейского кладбища. В марте мы с ребятами из Львовского волонтерского центра (действующего при ВЕБФ «Хесед-Арье») отправились перевозить надгробные плиты, наивно предположив, что это можно сделать за один присест. Нас встретил депутат от ВО «Свобода» Иван Кречковский, который помогал в переговорах с хозяевами двора – семьей Захарчуков, и депутат от партии «Воля» Роман Цицык, организовавший спецтехнику – тракторы, грузовые машины и автопогрузчик. Многие горожане также вызвались нам помочь.

Вес каждой из почти 150 плит составлял примерно 250 кг., а старое кладбище находится на горе.  Из-за погодных условий (дождь со снегом) трактор постоянно буксовал, и ребятам часто приходилось собственноручно выталкивать его на гору. И все-таки процесс пошел — мы вернулись домой уставшие, но довольные, ведь это была маленькая победа!

Вес каждого из почти 150 надгробий составлял примерно 250 кг, а старое кладбище находится на горе

Во второй визит мы около часа проговорили с хозяйкой, которая упорно не хотела нас пускать, но Ивану и Роману все же удалось получить разрешение, и мы продолжили перевозить мацевы. В этот раз было еще сложнее, поскольку целый день лил дождь, и поле, на котором находилось кладбище, превратилось в сплошное болото — трактор пришлось выталкивать на гору едва ли не руками и разгружать плиты у дороги, поскольку техника не могла заехать на территорию кладбища.

Третий рабочий день снова начался с длительных уговоров хозяйки впустить нас. Когда она пошла на попятную, мы довольно быстро перевезли практически все плиты, осталась лишь дорожка к дому, выложенная сорока мацевами. Тогда хозяйка устроила скандал, потребовав покинуть ее двор, и лишь после долгих переговоров мы окончательно забрали все плиты, в качестве компенсации выровняв двор щебнем (которого ушло около двух машин).

Собственно, на этом — возвращении еврейских надгробий туда, где им подобает быть, — наша миссия завершилась. Сама же идея Стены памяти принадлежит удивительному человеку — добромильчанину, выпускнику физмата, основателю издательства «Відродження» — Любомиру Яцинычу. Заглянув однажды во двор к Захарчуку и увидев надгробные плиты, он уже не мог по ним ступать — с тех пор с хозяевами говорил только через забор. Он же привлек к проблеме внимание журналистов и при помощи Моисея Рубинштейна из Нью-Йорка и других евреев — выходцев из Добромиля – приступил к делу. Мы ведь только привезли гору бетонных грязных плит, сгрузив их метров за тридцать от планируемого Любомиром для мемориала места. Каждую надо было очистить и вручную перекатить к месту будущей Стены – этим с утра до вечера занимались шесть человек. 

По словам Любомира, идея возвести стену из надгробий, символизирующую разрушенный дом, части которого разбросаны по Добромилю, пришла ему во сне. Он с коллегами работал ровно месяц, и за это время – ни одного дождя. Несколько раз гремел гром, сверкали молнии, но на землю не пролилось ни капли. Только построили стену – грянул ливень. Любомир вспоминает, что ребята все повторяли: это мертвые нас берегут.

По словам Любомира Яциныча, идея возвести стену из надгробий, символизирующую разрушенный дом, части которого разбросаны по Добромилю, пришла ему во сне

Яциныч очень ответственно отнесся к работе: подравнял дорогу грейдером, сделал дорожку к памятнику и посадил молодые деревца возле Стены памяти.

Идея установить на самой высокой центральной мацеве Менору тоже принадлежит Любомиру, для которого этот проект стал некой миссией. Интересно, что на этом памятнике – единственном из 150 – есть сверху круглое отверстие – видимо, там когда-то и стояла Менора. Недаром многие говорят, что сам Всевышний помогал в строительстве Стены памяти.

Молитва у Стены  

Хорошо то, что хорошо заканчивается. Но из этой истории можно сделать два вывода. Во-первых, о том, что под лежачий камень вода не течет, — еврейским (да и не только еврейским) организациям необходимо действовать, а не жаловаться на «неспроможність». Во-вторых, пора утвердить государственную программу по сохранению культурного наследия в Украине. Только при активном участии общины и поддержке власти удастся навести порядок в деле сохранения украинского, польского, австрийского и еврейского наследия.

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
loading...

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение