Четверг,
21 сентября 2017
Наши сообщества

Десять фактов о евреях всей Украины

Богдан Беркоевич Хмельницкий

Первые сведения о евреях Плоскирова (именно так называлось местечко до своего переименования в 1795 году в Проскуров и в 1954 году — в Хмельницкий) можно найти в документах Ваада четырех земель за 1627 год [центральный орган автономного еврейского общинного самоуправления в Речи Посполитой, действовавший с середины XVI до половины XVIII веков]. В разные периоды он был частью территорий и Речи Посполитой (затем Польского царства), Оттоманской, и Российской Империи. В период восстаний, 1648–54 гг., этот тогда польский городок был стерт с лица земли казацкими отрядами под предводительством Максима Кривоноса и Данилы Нечая. А так как казаки не слишком любили евреев, то шансов остаться в живых у последних было очень мало. Несмотря на жестокость повстанцев к евреям, ходят слухи, что и сам гетман Хмельницкий принадлежал к иудейскому роду.

Главный раввин Моравии

Цадик и каббалист Шмуэль Шмелке Ха-Лейви Горовиц из Никольсбурга (1726 – 1778) родился в семье раввина Чорткова. Вместе со своим младшим братом Пинхасом он сначала учился у своего отца, а затем стал одним из учеников раввина Дова-Бера из Межирича. Получив знания и наставления, Шмуэль Шмелке Ха-Лейви Горовиц и сам стал раввином — с 1754 года он был ребе в городе Рычивул (сегодня — Польша), с 1766 в городе Сенява (тоже Польша), а последние пять леть жизни — с 1773 года — служил раввином города Никольсбурга (сегодня Микулов, Чехия).

Императрица Мария Терезия также назначила Горовица главным раввином Моравии, хотя его кандидатура была воспринята местной еврейской общиной в штыки. Так или иначе, он этот пост принял и со своими обязанностями справлялся. Более того, его даже считали цадиком, приписывая ему настоящие чудеса — многие говорили, что его благословения сбываются.

Шестиконечная звезда над конской головой

В начале XVIII века в Харькове стали проводиться ярмарки. Именно в те времена сюда потянулись купцы-иудеи из Польши и Турции, часть из которых решила осесть в Харькове — они и были первыми еврейскими поселенцами города. Община развивалась, в городе стали жить еврейские мастеровые, купцы и интеллигенция (в 1799 году там даже появилось первое еврейское кладбище), но с ростом влияния евреев христианское население Харькова начало выступать против дальнейшего проживания иудеев на этой земле.

Так, в 1805 году по требованию купцов-христиан торговцам-евреям не дали возможности торговать на ярмарке, а в 1821 году появился запрет даже на временное пребывание иудеев в Харькове — но долго он не продержался. В те времена в Харькове евреям нельзя было легально селиться в гостиницах (поэтому многие из них брали номера на подставные имена и давали мелкие взятки за разрешение быть в городе), но с 1835 года купцам-евреям разрешили легально оставаться на постоялых дворах. Это стало началом новой торговой эпохи Харькова.

Израиль — одесский проект

Погром 1881 года потряс еврейскую общественность Одессы. Тогда бандиты на поезде объезжали города, находили единомышленников и принимались грабить и убивать. Именно тогда известный одесский врач, герой Крымской войны, Леон (Лев) Пинскер, ранее стоявший на позиции ассимиляции, решил, что его соплеменникам необходимо собственными силами строить свое государство. Уже в 1882 году в Германии вышла его брошюра «Автоэмансипация», в которой Пинскер призвал евреев стать нацией, выработать конкретную программу самоосвобождения, создать государство. Закончил он книгу призывом: «Помогите себе сами, и Бог вам поможет!».

Эти слова нашли горячий отклик среди евреев, и они начали действовать. В Одессе был создан Палестинофильский комитет — единственная легальная сионистская организация в Российской империи. Лучше всего его деятельность отражена в полицейских отчетах. Например, рапорт 1886 года: «…По собранным негласным путем сведениям обнаружено следующее: немедленно после еврейских погромов в Одессе начали образовываться кружки, целью которых было способствовать в материальном отношении евреям, выселявшимся из России в Америку и Палестину». Комитет собирал деньги среди евреев для евреев. На эти средства у турков и арабов покупали земли в Палестине — вся земля, на которой стоит Израиль, была куплена евреями. На эти деньги организовывали и поддерживали сельскохозяйственные колонии в Палестине.

Автор «Ха-Тиквы»

Имбер Нафтали Херц (1856–1909) в буквальном смысле подарил евреям «надежду» — именно он стал автором слов гимна Израиля «Ха-Тиква», название которого с иврита переводится как «надежда». Херц родился в Злочеве и писал стихи с детства. Слава пришла к нему в 10 лет — он написал поэму, посвященную столетию присоединения Буковины к Австро-Венгрии, и ее отметил сам императора Франц-Иосиф, назначив юному поэту награду.

Когда Херцу было 26 лет, он отправился в Палестину как секретарь лорда Лоуренса Олифанта по еврейским вопросам, и свой первый сборник стихов издал в Иерусалиме. Именно там и было написано близкое к песенному фольклору стихотворение «Наша надежда», которое стало текстом будущего гимна сионистского движения и самого Израиля.

Последний Любавический ребе

Рабби Менахем-Мендл Шнеерсон (1902–1994), 7-й и последний ребе Хабада, родился в Николаеве в семье праправнука Цемах-Цедека и третьего главы Хабада. Когда мальчику было 7 лет, его отец получил должность раввина Екатеринослава (сегодня — Днепропетровск) и вся семья перебралась туда. Менахем-Мендл еще с раннего детства проявлял прекрасные способности к обучению — он довольно быстро изучил основные книги еврейской литературы, но также осваивал и светские науки.

В конце 1927 года вместе со своим будущим тестем, Любавическим ребе Йосефом Ицхоком Шнеерсоном и его средней дочерью, своей невестой, Хаей-Мушкой, Менахем-Мендл эмигрировал из СССР и отправился в Польшу. Со временем он, уже женатый человек, перебрался в Париж, где окончил инженерное отделение высшей школы и поступил на математический факультет в Сорбонне — но из-за приближения нацистов он был вынужден ненадолго перебраться на юг Франции, а в 1941 году отправиться в Нью-Йорк, где устроился на судостроительный завод, а потом стал помощником тестя и занялся религиозной деятельностью.

Иона Бутовецкий — брат Анны Франк по несчастью

Среди 22 745 кировоградских евреев, уничтоженных в Холокосте, был и подросток Иона Бутовецкий — он так же, как и Анна Франк, вел дневник, прячась от немцев у местных жителей. Этот парень погиб, когда ему было 14-15 лет — и он встретил свою смерть не в концлагере и не в ходе облавы, а при попытке перейти линию фронта.

Портрет Ахматовой кисти Альтмана

Натан Альтман (1889-1970) родился в бедной еврейской семье в Виннице и рано потерял отца — тот умер от чахотки. Когда Натану было всего 12, он отправился на учебу в Одесское художественное училище, где проучился 5 лет, а потом отправился оттачивать мастерство в Париж, где проучился еще 2 года, с 1910 по 1911 год. Там он подхватил веяние новых стилей в искусстве — в первую очередь его привлек кубизм, который и стал главным направлением его работ.

В конце 1912 года молодой, но талантливый и умеющий чувствовать время Альтман переезжает в Петербург и начинает писать картины в новой манере. Он пробует себя не только в живописи, но и в сценографии, графике (в том числе и промышленной) и скульптуре. Многие его работы посвящены еврейской теме, но, пожалуй, его наиболее известной его картиной стал «Портрет поэтессы Анны Андреевны Ахматовой» (1914).

Он перевел «Слово о полку Игореве»

Саул Черниховский (1873–1943) родился в Михайловке, с самых юных лет на лету хватал языки (кроме языков страны, в которой жил, он знал иврит и идиш, немецкий, латынь и греческий) и выказывал склонность к литературе, но своей профессией выбрал отнюдь не ее. Несмотря на то, что он сам писал и публиковал свои стихи, в 12 лет написал героическую библейскую поэму и в 15 лет переводил Пушкина на иврит, он решил стать медиком. Врачебные знания Черниховский поехал добывать в Гейдельберг и Лозанну, а по возвращении домой работал медиком в Петербурге и Одессе.

В 1922 году — то ли не приняв новую власть, то ли увидев для себя больше возможностей для развития за границей — Черниховский эмигрировал в Берлин, а в 1931 году переехал в Эрец-Исраэль.

Родственник раввина Донецка — Дэвид Копперфильд?

В 1920–30-х гг. раввином Донецка (Сталино) — первым за историю общины — был Шмуэль Кодкин, которого в 1938 году арестовали по обвинению в антисоветской деятельности и, как и многих других, расстреляли. Закрыли и синагогу, в которой он собирал свою общину — вскоре в этом помещении снова стали собираться, но там было уже не религиозное место, а клуб медицинских работников и общественная библиотека, куда, судя по всему, поступила часть «общеобразовательных» книг репрессированного раввина. Что стало с семьей рава Кодкина, неизвестно, но есть предположение, что его родственники эмигрировали в США еще до периода репрессий, а один из них стал дедушкой знаменитого иллюзиониста Дэвида Копперфильда (Дэвида Сета Коткина). В знак уважения к этому родству в Донецке даже хотели открыть кошерное кафе под названием «Копперфильд».

jewishnews.com.ua

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
loading...

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение