С широко закрытыми глазами

С широко закрытыми глазами

Из более 1 млрд мусульман планеты, в Украине проживают от 500 тыс до 2 млн человек. Одни из них, как крымские и казанские татары, живут здесь веками. Другие – это студенты, специалисты и бизнесмены из арабских и восточных держав. При этом сами мусульмане, даже коренные уроженцы Украины, далеко не всегда чувствуют себя в родных городах и поселках как дома. Многие предпочитают скрывать свою религиозную принадлежность, и имеют на то веские основания.

Из более 1 млрд мусульман планеты, в Украине проживают от 500 тыс до 2 млн человек. Одни из них, как крымские и казанские татары, живут здесь веками. Другие – это студенты, специалисты и бизнесмены из арабских и восточных держав, которые считаются крупнейшими деловыми партнерами Украины. Например, Египет является ведущим покупателем нашей пшеницы, Иордания, Сирия и Пакистан – металла. Не взирая на успешный межгосударственный бизнес, сами мусульмане, даже коренные уроженцы Украины, далеко не всегда чувствуют себя в родных городах и поселках как дома. Многие предпочитают скрывать свою религиозную принадлежность, и имеют на то веские основания.

«Как мусульманка, я ношу хиджаб. Когда я приходила на работу в компанию, недоразумений из-за этого не возникало. Некоторые из сотрудников смотрели на меня с интересом, но в целом все было нормально», — рассказывает Имара Латифи, уроженица Ирана, гражданка Украины, менеджер-экономист одной из сетевых туристических компаний столицы. Несколько лет назад в её отдел перешел новый начальник. Он попросил Имару не ходить на работу в хиджабе. Вопрос был поставлен ребром – или ходи как все, или увольняйся.«Быть мусульманином, соблюдая заветы, и работать в украинской компании – настоящая проблема», — говорит Севгиль Мусаева, крымская татарка, журналист.

Ислам предписывает своим приверженцам соблюдать пять заповедей, как-то: признание единого бога и его пророка, соблюдение священного месяца Рамадан, совершение хаджа, соблюдение намаза пять раз в день, и подача милостыни нуждающимся.

«Намаз должен совершаться лишь после омовения, абдеста. Если ты работаешь на дому, это просто. Но если ты работаешь в офисе, среди многих людей, то возникают вопросы. Где в обычном офисе можно совершить омовение, причем не только рук, но и ног? А молясь на глазах у сотрудников, можно навлечь на себя негативные эмоции и непонимание окружающих», – рассказывает Севгиль.

Хотя 35 Статья Конституции Украины гарантирует свободу мировоззрения и вероисповедания, на деле исполнение заповедей может поставить верующего в неловкое положение. В зависимости от предприятия, даже религиозное поведение христианина не всегда воспринимается сослуживцами адекватно. Что ж тут говорить о других религиях. В итоге, человек оказывается перед дилеммой – скрывать свои душевные убеждения, или стать объектом пристального внимания своего повседневного окружения. Причем, внимания не всегда положительного. Из-за этого большинство мусульман опасаются акцентировать внимание на своей религии.

«Я не могу представить себе ситуацию, в которой я подхожу к начальнику и прошу разрешить мне делать намаз в офисе. А выйти совершить намаз вне офиса – просто опасно», — такого мнения придерживаются многие опрошенные нами мусульмане, работающие в украинских компаниях.

Наглядным примером непонимания и неуважения к разнице культур служат наши паспортные столы, в основном, региональные. Как известно, на фотографии в паспорте человек должен соответствовать своему повседневному внешнему виду.

«Если человек, например, постоянно носит усы или бороду, от него же не требуют побриться для паспорта! Мусульманка на людях всегда появляется в хиджабе, и требовать от неё снять хиджаб – это то же самое, что требовать от человека сбрить усы ради фотографии! В этом отношении мы чувствуем неудобство по отношению к нашим женам, матерям, дочерям и сестрам. Ведь нет действующего украинского закона или нормативного акта, который запрещает фотографироваться на документы в хиджабе. А само требование покрывать голову для женщины касается не только ислама. Оно есть и в Библии», — заверяет Игорь Карпишен, глава правления Духовного управления мусульман Украины «УММА».

Наряду с неуважением к традициям, проблемой для мусульман является возвращение культурных памятников. На территории Крыма, Киева и Донецка татарские семьи живут поколениями. Уже в XV вв. существовало название Татарка на киевской горе Щекавица, там же расположено старое мусульманское кладбище. В Киевской области есть исконно мусульманские названия поселков, такие как Рамадан. Крупнейшие крымско-татарские общины существуют в Бахчисарае, Евпатории (Гезлев) и Симферополе (Акъ- Мечеть). В этих городах устанавливаются памятники жертвам депортации. В основном финансирование крымских мечетей ведется через Министерство культуры Турции, а также на пожертвования местной общины.

«Правительство Крыма ничего не делает для сохранения исламских памятников. В Керчи есть мечеть XIX вв. Она пострадала еще во время второй мировой войны, но с реконструкцией не спешат. Министерство культуры Крыма выделяло 50 тыс грн на её ремонт, но деньги были украдены», — возмущается Севгиль Мусаева.

Стопорится вопрос с передачей мусульманам исторических зданий мечетей и медресе. Хотя Указ Президента Украины «О мерах по возвращению религиозным организациям культового имущества» принят в далеком 1992 г.

«Мы пять лет добиваемся возвращения мусульманской общине старой мечети в Николаеве. Столько же времени решаем вопрос здания мечети в Днепропетровске. Деньги на эту мечеть собирали мусульмане Днепропетровска более 100 лет назад всей общиной. Сейчас в помещении бывшей мечети расположены кафе и разные фирмы», — говорит Рустам Гафури, руководитель информационного отдела Духовного управления мусульман Украины.

Схожие вопросы возникают с кладбищами. Мусульмане просят у властей выделять участки городских кладбищ. Иногда им отказывают, иногда – землю выделяют, на условно, тогда как фактически там хоронят и не мусульман.

«К сожалению, в нашем обществе есть предубеждение к мусульманам на расовой, национальной и религиозной почвах. Были нападения даже на послов, например, на посла Индонезии, были убийства, например, гражданина Сирии. Происходят акты вандализма, осквернение могил», — рассказывает Рустам Гафури.

Ситуация обостряется нежеланием властей и правоохранительных органов признавать, сколь развита в Украине ксенофобия. По данным правозащитников, лишь одно из пятидесяти преступлений, совершенных на межэтнической или религиозной почве классифицируется силовиками в соответствии со своим истинным причинам.

«В нашем духовном управлении много этнических украинцев, мусульман, которые являются частью нашего общества. У многих из нас друзья и родители – христиане, но мы понимаем друг друга, и рады, что каждый из нас нашел свой путь. А нетерпимость не определяется религией или национальностью. Это люди, которые по непонятным для себя причинам начинают проявлять агрессию по отношению к другим. Как правило, это люди с заниженной самооценкой, которые пытаются найти негатив в окружающих», — убежден Игорь Карпишен.

Диалог шепотом

Ответ на вопрос, «что делать с ксенофобией?», не найден ни одним государством. А вот непонимание пытаются загладить общественные и религиозные организации. С начала 90-х гг XX вв. в стране действуют несколько исламских объединений – Духовное управление мусульман Украины, Духовное управление мусульман Крыма, Духовный центр в Донецке, Духовное управление мусульман Украины «УММА», Всеукраинская ассоциация общественных организаций "Альраид". Наряду с духовными центрами, открываются кафе и рестораны халяль, которые позволяют соблюдать питание по нормам Шариату.

Речь идет о мясе животного, у которого при заклании вышла вся кровь. В столице и крупных городах такое мясо продается при мечетях, на территории Крыма халяль продается в специальных ларьках, со знаком полумесяца. Украинские мусульмане совершают паломничество в Мекку и Медину – из Украины хадж стоит 3300 $, в 2008 г его совершили порядка 200 наших соотечественников. Однако, информацию о жизни мусульман в Украине можно найти, как правило, лишь на профильных сайтах и форумах в Интернете, тогда как из общего новостного потока у наблюдателя формируется не самое положительное мнение об исламе.

Огромный ущерб имиджу ислама в Украине наносит распространение экстремистской литературы.

"В Украине распространяется литература экстремистского характера, которая написана идеологами таких сект и движений, которые имею названия «ваххабизм», «хизб ут-тахрир», «джамаат исламия». В этой литературе содержаться такие заявления, как например: «если государству не свойственны данные качества (как они понимают исламские законы) – то это не ваше государство, и вы не должны подчиняться данному государству», а подчинение у них считается рабством. Мы постоянно предупреждаем об опасности экстремизма, мы против использования религии для разных античеловеческих целей. Органы государственной власти не всегда готовы аннулировать регистрацию подобным организациям ссылаясь на то, что они уйдут «в подполье, а пока они работают легально, их проще контролировать". Так в Крыму официально зарегистрирована газета «Возрождение» партии «хизб ут-тахрир», они даже провели несколько конференций, в том числе и одну международную", — говорит Рустам Гафури.

Причем, в более чем 29 странах мира эта организация «хизб ут-тахрир» запрещена, в частности, в Палестине, государствах Средней Азии и Российской Федерации. Большинство же сообщений из ближневосточных и арабских государств связаны с конфликтами. Незнание порождает враждебное и агрессивное отношение к одной из мировых религии. Посему, представители мусульманских объединений выводят диалог на государственный уровень.

К примеру, православные конфессии проводят с украинскими властями переговоры о необходимости обязательного преподавания в школах христианской этики. Хотя по данным исследования «Международная свобода религии – 2008», проводимом Бюро демократии, прав человека и труда Государственного департамента США, лишь 52% наших соотечественников относят себя к православным христианам, от 500 до 2 млн человек исповедуют ислам, порядка 50 тысяч – иудаизм, столько же – буддизм. В Крыму, в Николаевской и Херсонской областях проживают порядка 8 тысяч караимов. В Киеве и региональных центрах 1% семей исповедуют индуизм.

В Духовном управлении мусульман Украины считают, что раз уж поднимать вопрос о введении в учебных заведениях этики, то говорить надо об этике общечеловеческой, и призывают к созданию Комиссии по вопросам программы общечеловеческой этики.

«Нельзя на общегосударственном уровне сказать об одной религии, и молчать о другой. В украинских школах учатся не только христианские дети. Если преподавать этику с одной стороны, то у детей будет формироваться предубежденное отношение к не христианам. Тогда как мусульманские дети будут чувствовать себя чужими в многонациональном и многокофессиональном украинском обществе», — отмечает Рустам Гафури.

Непонимание на воспитательном уровне перерастает в нетолерантность, создает проблемы для нормального сосуществования украинцев и граждан других государств, работающих и учащихся на территории Украины. Свою лепту в сотрудничество между местными властями и исламскими религиозными объединениями вносят международные организации. Ежегодный Ифтар (начало месяца Рамадан) посещают послы и представители Иордании, Марокко, США, Польши, Словакии, Ватикана и др.

Особенное значение придают новой редакции Закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях», который разрабатывается Государственным комитетом Украины по делам национальностей и религий. В армии, тюрьмах есть представители разных религиозных направлений. Законопроект направлен на то, чтобы дать возможность людям в больницах, армии и тюрьмах соблюдать заветы своей религии.

Отношения же между работодателями и мусульманами пока что отдаются на откуп самих верующих. Например, наша героиня Имара Латифи, на замечание своего нового руководителя ответила, что если не устраивает компанию как экономист и профессионал, то уволится. Но пренебрегать своими религиозными предписаниями и внутренними принципами ради работы не будет. Имару не уволили – они нашли понимание с начальником. «Более того – когда всем сотрудникам шили фирменную одежду с короткими рукавами, компания пошла мне на встречу и пошила для меня фирменный костюм с покрытыми запястьями».

Маргарита ОРМОЦАДЗЕ, специально для УНИАН

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter