Мусульмане Украины: история солидарности

12:20, 10 декабря 2015
Ислам
3222 0
ШЕЙХ САИД ИСМАГИЛОВ / ФОТО АРТЕМА СЛИПАЧУКА /

На протяжении двух лет испытаний, выпавших на долю нашей страны, благодаря своей твердой гражданской позиции и патриотизму украинские мусульмане сумели завоевать авторитет и уважение остального общества. А еще — интерес к своей истории и образу жизни. О прошлом и будущем ислама в Украине, а также о причинах и возможных следствиях ужасной террористической атаки в Париже беседуем с одним из самых ярких и прогрессивных духовных лидеров Украины — муфтием Духовного управления мусульман Украины «Умма» шейхом Саидом ИСМАГИЛОВЫМ.

— Шейх Саид, почему, с вашей точки зрения, радикальным фундаменталистским течениям, невзирая ни на что, удается сегодня находить сторонников, в частности и среди граждан европейских стран? Как вы считаете, кто должен реагировать на эти угрозы в первую очередь: мусульманская община или же европейское общество в целом?

— Радикальные движения, о которых вы говорите, — это маргинальное явление. У них нет большого количества последователей. Речь идет об отдельных группировках, за которыми стоят пока еще неизвестные нам кураторы, которые руководят ими, поставляют оружие и тому подобное. Там находят свое место люди, склонные к радикализму и насилию, они есть в любом обществе. Обычно такие группировки напоминают глубоко законспирированные, закрытые для внешнего мира секты. Не припоминаю, чтобы кто-либо из них выступал публично. Эти люди не посещают мечети, не общаются с другими мусульманами. Они не живут полноценной мусульманской жизнью. Слушают лишь своих авторитетов, с которыми поддерживают контакт преимущественно дистанционно, при помощи интернета. Обычно это неофиты, имеющие очень приблизительное представление об исламе. Именно поэтому их легко завербовать. По этой же причине среди членов «ИГИЛ» множество выходцев из Европы и постсоветских стран. Они оторваны от мусульманской традиции, часто живут в среде, настроенной довольно враждебно по отношению к мусульманам. На таких людей проще влиять. Кстати, сейчас мы знаем, что одна из террористок, подорвавшая себя в Париже, еще год назад вообще не была религиозной. Что заставило ее за такое короткое время превратиться в фанатика? Можем лишь догадываться, как ей «обработали» психику, чтобы в конечном итоге эта девушка пожертвовала собственной жизнью и жизнью людей вокруг за идеи, о которых еще год назад ничего не знала.

Членами радикальных группировок нередко становятся люди, столкнувшиеся с определенным кризисом, — те, кто разочаровался в собственном образе жизни, потерял кого-то из близких, понес финансовые убытки и тому подобное. Вербовщики работают очень профессионально — они замечают таких людей и оказывают на них жесткое психологическое давление. В то же время очевидно, что организовать преступления наподобие террористической атаки в Париже способна лишь профессиональная сеть, имеющая соответствующую финансовую и другую поддержку.

Чтобы завершить ответ на ваш вопрос, расскажу мусульманский анекдот. Итак, вооруженный террорист «ИГИЛ» останавливает машину, в которой едет семья арабов-христиан. Нацеливая автомат, приказывает: «Процитируйте что-нибудь из Корана или все погибнете». Мужчина, который был за рулем, в ответ приводит на арабском языке цитату из Библии. Автомобиль пропускают. Чуть погодя шокированная жена спрашивает: «Как ты мог так рисковать? Ведь он мог нас застрелить». «Если бы он знал, о чем говорится в Коране, не стоял бы здесь с оружием в руках», — отвечает мужчина. Именно так мы, мусульмане, отвечаем, когда нас спрашивают о террористических атаках. Если бы эти люди знали, чему учит ислам, они бы не совершали этих страшных преступлений.

— Как повлияли теракты в Париже на отношение к мусульманам в Украине?

— Хвала Богу, больших перемен мы не почувствовали. Хотя некоторые СМИ, к сожалению, будто намеренно нагнетают исламофобские настроения. После таких ужасных преступлений мы часто наблюдаем временные всплески бытовой исламофобии. К счастью, преимущественно речь идет лишь об отдельных случаях. Например, на днях в Житомире кто-то заплевал окна здания, используемого в качестве мечети...

«МЫ НЕ СМОГЛИ СФОРМИРОВАТЬ «ПАРТИЮ МАЙДАНА»

— Недавно Украина отметила вторую годовщину Революции достоинства. Знаю, что вы были активным участником. Как оцениваете ее последствия сегодня?

— Разочарования нет, потому что главная цель Революции достоинства заключалась, на мой взгляд, не в том, чтобы сменить власть. Самое важное, что люди почувствовали себя свободными, осознали, что судьба страны зависит от них. Мы научились свергать власть, которая нас не устраивает, но еще не научились выбирать новую. Участники Революции достоинства сумели выгнать с властного олимпа наиболее одиозных людей, но не смогли сформировать вместо этого свою партию — «партию Майдана». С ее помощью мы должны были бы делегировать к власти новых людей — профессиональных, образованных, ответственных и честных. Этот новый класс должен был бы изменить страну и разрушить коррумпированную систему, которая порождает пропасть между бедными и богатыми.

Сегодня же имеем ситуацию, когда у власти остались фактически все те же люди и партии (иногда, правда, под другими названиями). Именно из-за этого в Украине сейчас нет настоящей борьбы с коррупцией, нет люстрации и нет доверия к руководству. Революция достоинства была для нас важным шагом — ведь украинское общество было почти бесправным еще со времен Российской империи. Но сейчас пора предпринимать следующие шаги. Убежден, что молодежь, совершавшая Революцию достоинства, стала совсем другой. Их же дети будут другими и подавно.

— Можно ли сказать, что два года испытаний, через которые прошла Украина, сблизили разные религиозные сообщества?

— Безусловно. Революция и война открыли украинцам украинских мусульман. Ведь до сих пор большинство людей даже не знали, что в Украине есть мусульмане — нас просто не замечали. Именно активное участие мусульман в драматичных событиях, выпавших на долю страны, продемонстрировало, в частности, что украинская нация состоит из представителей разных религиозных и национальных сообществ. Сейчас украинцы доверяют мусульманам и знают о них значительно больше.

«МОЖНО ЛИ УБИВАТЬ ВРАГА, ЕСЛИ ОН ТОЖЕ МУСУЛЬМАНИН?»

— Многие украинские мусульмане принимают участие в боевых действиях на востоке в составе Вооруженных сил и других военных формирований. Каким образом вы оказываете им духовную поддержку?

— До начала войны в Украине не было военного капелланства. Весной 2014 года мы столкнулись с этой проблемой, когда на поле боя погиб мусульманин, воевавший в составе батальона «Айдар». Кто-то должен был поехать на передовую и выполнить все необходимые мусульманские обряды.

Военные-мусульмане обращались к нам с вопросами: можно ли убивать во время войны, а если твой враг тоже мусульманин? Ведь россияне массово привлекали к боевым действиям мусульман с Северного Кавказа. В Коране говорится — если два мусульманина скрестят мечи, то и убитый, и убийца попадут в ад. Так что же делать — может, вообще отказаться от службы в армии? Здесь нужно объяснить, что подобный вопрос возникает, понятно, не впервые. Во времена Халифата мусульманам нередко приходилось воевать. Даже сподвижники, люди самые близкие к Пророку, спустя некоторое время после его смерти встретились друг с другом на поле боя. В Коране сказано, что жизнь, достоинство и имущество мусульманина неприкосновенны — никто не имеет права прийти и забрать их. Государство же — это, среди прочего, тоже определенное общественное имущество. Ведь мы пьем воду и едим хлеб, который выращивают на этой земле, здесь рождаются и растут наши дети. Наша обязанность заключается в том, чтобы защищать Родину. Лишь таким образом мы можем сохранить собственное достоинство. Первыми напали не мы — это они пришли убивать нас и забирать наше имущество. Именно поэтому украинцы, и мусульмане в частности, обязаны защищать себя.

Когда возникла такая потребность, Духовное управление мусульман Украины «Умма» оказывало военным-мусульманам помощь продуктами, медикаментами, одеждой и т.д. Сейчас мы работаем над созданием военного капелланства. Сегодня на фронте проводят служение уже три наших военных капеллана. Поскольку мусульмане в Вооруженных силах распылены между разными военными частями, капелланы закреплены за секторами. Если мусульманин в чем-то нуждается, если он был ранен или погиб, наш имам выезжает на место и выполняет все необходимые обряды.

Правда, к сожалению, следует признать, что вопрос капелланства еще не согласован окончательно на уровне Минобороны. Соответствующий закон был принят, но как он будет функционировать, каким будет официальный статус капеллана, еще не совсем понятно. Об этом говорим не только мы, но и представители других религий.

— В каком сейчас положении мусульмане, оказавшиеся на оккупированных территориях. Удается ли поддерживать с ними контакт?

— К сожалению, на оккупированных территориях оказалось подавляющее большинство мусульман Украины. Больше всего проблем было в Крыму, где крымских татар пытались заставить «полюбить Россию». По отношению к ним применяли репрессии — запугивали, похищали, нескольких крымских татар замучили до смерти. Претерпевали гонения религиозные организации. Сейчас градус запугиваний несколько снизился, но определенное количество мусульман все еще остаются пропавшими без вести. Некоторые лидеры Меджлиса находятся за решеткой. Россияне «зачищают» пространство от «нежелательных мусульман» и запрещенных их законами книг. Те же, кого приучить «любить Россию» не удалось, либо исчезают, либо вынуждены убегать.

Между тем ситуация на Донбассе остается довольно неопределенной. Мусульман иногда вызывают на «беседы» — ищут тех, кто готов сотрудничать с новой «властью». В то же время каких-то специфических репрессий на религиозной почве пока что нет.

«ГОЛОДОМОР — ЭТО БОЛЬШАЯ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ»

— Недавно в Украине отметили День памяти жертв голодоморов. Что означает эта дата для мусульман?

— Мусульмане Украины хорошо знают, что такое геноцид, ведь, как известно, мусульмане — крымские татары тоже пережили свой собственный, когда во время депортации погибла почти четвертая часть этого народа. Мы вместе со всеми украинцами традиционно принимаем участие во всех памятных мероприятиях. Убежден, что такие преступления не имеют срока давности. Всевышний Аллах в Священном Коране приказывает мусульманам быть справедливыми. Всевышний Аллах говорит, что он запретил поступать несправедливо себе и своим созданиям. Голодомор — это большая несправедливость, а каждый верующий человек должен осуждать несправедливость и говорить правду. Мы должны знать и помнить об этой страшной трагедии, чтобы она больше никогда не повторилась.

Продолжение следует

Роман ГРИВИНСКИЙ, «День»

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter