Любомир Гузар: Надо молиться и работать

Любомир Гузар: Надо молиться и работать

Архиепископ Украинской Греко-католической Церкви Блаженнейший Любомир (Гузар) ответил на вопросы УНИАН.

Архиепископ Украинской Греко-католической Церкви Блаженнейший Любомир (Гузар) ответил на вопросы УНИАН.

Блаженнейший, Рождественские праздники завершаются - и опять мы вынуждены говорить о том, что в последние годы теряется настоящая их суть, потому что, как видно, люди больше пекутся о подарках и деликатесах на столах... Скажите, пожалуйста, как работает церковь в направлении, чтобы духовная суть Рождества сохранялась?

Я не в состоянии ответить сегодня относительно особых мер со стороны церковного духовенства и сознательных христиан, мирян, чтобы сохранить духовное содержание этого праздника. Но я абсолютно разделяю мнение, что этот великий празник начинают слишком коммерциализировать. Поэтому нужно что-то делать, чтобы сохранить духовное содержание праздника. Опасность очень реальная. Даже, думаю, со стороны епископата, духовенства мы будем вынуждены решить очень солидно, как противодействовать. Нужно действительно противодействовать. Слово «противодействовать» очень сильное слово, но праздник должен остаться праздником. Мы не можем его редуцировать до времени, когда будем жить только внешними материальными благами. Это полностью противно духу этого праздника, в конечном итоге, как и любого другого праздника.

Мы должны потрудиться, чтобы уберечь Рождество от коммерциализации.

В Украине оказался под угрозой День свободы. Президент Янукович отменил этот праздник, присоединил его ко Дню соборности. Как Вы относитесь к такому шагу?

Это вполне политический шаг. Одним словом, если предпринимаются такие шаги, то мы боимся свободы, мы боимся свободных людей.

Церковь должна бороться за свободу. Прежде всего, свою собственную свободу, чтобы церковь была независима от государства или любой другой земской власти, а тем самым – чтобы воспитывать людей в духе свободы. К сожалению, сегодня наше Украинское государство и много других государств в мире боятся свободы и свободных людей. Поэтому редуцировать такой праздник очень показательно для тех, кто боится свободы.

Мы должны сохранить свободу человека и здесь одними словами нельзя обойтись, здесь должна чувствоваться действительность. Если мы говорим о демократии и вообще о какой-то культуре, то должны сохранять понятие свободы человека. Свобода – это не есть произвол, когда каждый может делать то, что хочет. Свобода – это есть высокая ответственность. Сохранить собственную свободу – сохранить свое достоинство человека, Богом данное. Сохранить ее также и для других, не только для себя, потому что свобода – это общенародное дело. Поэтому если мы действительно хотим быть государством таким, как должны быть, где бы человек чувствовал себя действительно человеком, там должна быть очень сконцентрированной борьба за чувство свободы.

Президент Янукович так и не встретился с Блаженнейшим Святославом, хотя была такая инициатива со стороны Главы УГКЦ. Не воспринимаете ли Вы это как пренебрежение главы государства к УГКЦ?

Я не хочу здесь судить. Вообще считаю, что политика нашей власти относительно церквей странна, я бы так сказал деликатно. Думаю, это потому, что власть боится церкви, потому что церковь имеет духовную силу.

Но наша власть молится с церковью, правда лишь с одной конфессией...

Мало ходить в церковь, нужно жить по-церковному. По плодам человека видим, как он молится.

Градус неудовлетворения нарастает, протестные настроения среди разных социальных слоев украинцев усиливаются. Разделяете ли Вы опасение, что они могут вылиться в революции, как это было на Ближнем Востоке?

Я не читаю, потому что не вижу, но много слушаю радио. Я удивлен, как часто разные люди об этом говорят и ставят такой же вопрос, как вы. И меня тревожит, что об этом так много говорят.

Мы народ в целом мирный. Может, другие народы в такой ситуации, как у нас, уже бы закипели. Мы, слава Богу, не такие. Но я боюсь, если будут дальше раздражать народ разными способами, то он, не дай Бог, может взбунтоваться. Это было бы трагически для нас. Все возможно.

Нужно молиться и работать. Недавно предстоятели трех церквей в Украине призывали всех людей доброй воли к ответственности за будущее страны. Этот призыв должен послужить тому, чтобы мы решили проблемы мирно, бескровно, без каких-то очень болезненных противостояний. Сегодня не чувствуется желание всех сторон действительно спокойно мудро развязать эту ситуацию. Развязать можно. Но необходима добрая воля.

Кровопролитие никогда не идет на пользу. Еще ни одна революция в мире не принесла действительно улучшения. Очень часто она приносит смену лиц. Вместо одной группы становится другая. Но это не значит, что ситуация народа улучшится.

На Ваш взгляд, в чем наша проблема? Нация, как Вы говорите, миролюбивая, вроде бы трудолюбивая, умная, но живем далеко не лучшим образом и постоянно нам приходится жаловаться на власть...

Такую мы власть выбрали. Каким образом – можно дискутировать. Но факт остается фактом.

Эта ситуация не хорошая, – нет сомнений. Есть много людей, которые по настоящему страдают. Есть много несправедливости, злодейства, коррупции. Теперь есть проблема – как из этого выйти? А выйти можно.

Кровопролитие – очень малообещающая развязка. Ну кого-то мы застрелим, зарежем – и что с того будет? Нет. Нам нужно искать другие пути, Божьи пути, духовные, правды и справедливости.

Наши предстоятели обратились ко всему народу – и к тем, кого мы называем олигархами, и к бедным, которые претерпевают, – люди, делайте что-то! Они одинаково должны что-то делать.

Не нужно ставить одних против других. Нужно сказать всем: тем, которые любят Украину и украинцев, чтобы больше любили, а тем, кто не любят, чтоб остановились и задумались: а может для нашего собственного спасения лучше, чтоб мы стали настоящими братьями для всех.

Это звучит очень идеалистически. Почти утопия. Но я думаю, что это возможно. Очень не хотел бы, чтоб люди начали утверждаться тогда, как их начнут бить, стрелять, резать. Это не есть вовремя, это уже поздно. Нужно думать, утверждаться, когда есть на это время.

Это Вы о власти говорите?

Обо всех.

Видите ли Вы сейчас человека, который способен повести за собой народ, стать лидером нации?

Человека я такого не вижу. Но я вижу такой народ. Если народ возьмется за работу, то вполне возможно.

Не нужно смотреть на какого-то одного харизматичного проводника. Проводнику нужна прежде всего поддержка народа. Если нет общества, которое поддержит, то он совета не даст. Вот как Мазепа или другие лидеры, хотя какие хорошие были люди.

Безусловно, проводники нужны. Проводники должны быть такими, которые готовы полностью посвятить себя народу. Еще не видно таких людей.

Значит, нам нужно набраться терпения и ждать?

Не ждать – работать. Мы все ждем-ждем, а это уже становится поздно. Мы должны создать сильную базу, и тогда на основании этой базы вырастут люди.

Нужно сначала искать блага общего, а не своего собственного. Нужно искать правды. А правда никому не принадлежит, и для всех одинаковая. И одной правды, одной справедливости нужно искать для всех, а не только, чтобы мне и моей семье было хорошо.

У нас очень много семей так называемых олигархов, которым очень хорошо живется: и деньги у них есть, и делают, что хотят, живут, как в раю. А кому от этого польза? Они думают, что им польза. Но это не так. Они ничего из того с собой не возьмут.

Вы недавно презентовали книжку “Общество и бизнес”, где между прочим рассказывали, что наши олигархи на самом деле не являются олигархами, а обычные нувориши. К Вам потом никто претензии не выдвигал?

Если кто-то придет ко мне с претензиями – поговорим. Пусть он докажет, что он олигарх, а не нувориш. Есть такая американская поговорка, известная уже в целом мире: я вам расскажу, как стал богатым, только не спрашивайте, как я сделал первый миллион. Это очень большая правда.

Быть богатым – это не есть грех. Напротив – нам нужны богатые люди. Но они должны стать олигархами, а перестать быть богачами.

В своей аудиокниге я рассказываю, как я работал в гостинице. Там я видел людей известных, богатых, которые вели себя очень культурно, – им богатство не вскружило голову. И видел дураков-нуворишей, которые приходили и хотели показать: вот я, у меня есть деньги – служите мне. Пустое! С такими людьми нечего тратить время. Они ничего не сделают. Возможно, их внуки смогут стать олигархами – богатыми, но которые, в первую очередь, являются Людьми.

Вы живете с Блаженнейшим Святославом под одной крышей. Как два Блаженнейших уживаются в одном доме?

Вполне хорошо. Мы по нраву, возрасту, происхождению очень разные. Но это не существенно. Важно то, что мы стараемся служить одному делу.

Блаженнейший приходит посоветоваться, поговорить. Я не стараюсь ему диктовать, что он должен делать. Нет. Потому что это было бы нечестно. Он получил полный мандат синода. Я готов помогать ему – как в семье. Я проинформирую, сколько я знаю, я посоветую, сколько у меня есть опыта – если меня спросите. Он спрашивает.

Как изменилась церковь с новым Главой?

Он младше, энергичнее. Вы видите, сколько он ездит, посещает, старается. Я очень рад. Уже есть определенные следы этого труда. Я так присматриваюсь – слава Богу.

Я не могу сказать, что все сделано, наверстано. Много я оставил незаконченных вещей. И временами немножко обидно и стыдно, что я не успел больше сделать. И искренне надеюсь, что Блаженнейшему Святославу это удастся, потому что он хочет. Но все это не произойдет за один день.

Что бы Вы пожелали украинцам?

Я бы очень радостно пожелал, чтобы они все вместе искали правды, справедливости, чтобы они друг другу подали руки и работали солидарно для добра.

Беседовали Анна Ященко и Оксана Климончук, УНИАН


Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter